Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


Channel Description:

... зеркала дым... - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 10 | 11 | (Page 12) | 13 | 14 | .... | 27 | newer

    0 0

    Смерть ему!

    В период 19040 – 1950-ых гг. четыре антрополога – три американца и один мексиканец – тщательно изучали образ Святой Смерти в качестве госпожи любовных чар. Дополняя упоминавшихся уже во введении ФрэнсисаТура и Оскара Льюиса, Гонсало Агирре Бельтран (Gonzalo Aguirre Beltrán) в конце 40-ых приводит любовные молитвы, обращенные к Санта Муэрте, весьма распространенные среди жителей штата Герреро (что на Тихоокеанском побережье), особенно африканского происхождения.Наряду с материалами Изабель Келли и Оскара Льюиса, это ясно свидетельствует о том, что к концу 1950-х годов распространение веры в могущество Прелестницы в делах любовной магии была весьма обширно – чтобы не сказать, имело национальный масштаб. Тур и Льюис встречают святую в Мехико, Агирре сталкивается с нею на юге Тихоокеанского побережья, а Келли слышит ее любовные молитвы на севере Центральной Мексики.

    Исследователи последующих десятилетий (1960-х - 1970-х гг.) обнаруживают почитателей Белой Сестры в самых отдаленных частях страны – таких, как расположенный в горной части штата Веракрус город Катемако, издавна известный как центр колдовства и магии, 6 и даже в южном штате Чьяпас, где вершит свой суд Рей Паскуаль. 7 Марию де ла Лус Берналь, автора книги «Мексиканские мифы и маги», по праву следует считать первой, кто запечатлел организованный культ Безволосой (la Pelona). Базируясь на своих наблюдениях, проведенных в 1970-х, она описывает группу одетых в черное женщин, стоящих на коленях у алтаря скелетной святой, сжимая в руках горящие свечи, и в унисон читавших молитву о господстве над мужчинами. Крича «Пресвятая Смерть, пытай его, умерщвляй его!», они пытались заручиться сверхъестественной помощью со стороны Могущественной Леди, в надежде, что это позволит им контролировать неверных мужей и любовников. 8.

    0 0




    0 0

    Смерть в плену

    Хотя описанные выше женщины в черном и обращаются к Белой Сестре, но если нас интересует непрерывная традиция поклонения Санта Муэрте, к тому же, судя по всему, старейшая в этом районе, то следует вспомнить о вере, распространенной в штате Идальго. Подобно другим скелетным святым «смешанного» происхождения, таким как Праведный Судья, Рей Паскуаль, и аргентинский Сан Ла Муэрте, объектом для почитания жителей городка Тепатепек стала переосмысленная ими фигура святого Бернарда (Бернара Клервоского) – средневекового французского святого, которого местный народный католицизм связал с олицетворяющим смерть скелетом. Одной из старейших и уникальнейших реликвий культа Санта Муэрте по праву считается деревянная статуя четырех футов высотой, которая сейчас хранится в святилище семейства Крус, выполненная в виде королевы в атласной мантии, с короной и скипетром в левой руке. В отличии от большинства скелетных святых, изображаемых обычно стоящими, она сидит на деревянном троне. Особенно бросается в глаза лицо идола, навевающее мысли о мумии. Это не типичный для Костяной Леди голый череп, а мясистое лицо с удлиненным ртом, как будто бы сшитое.

    Семья Крус, по–видимому, владела этим изображением минимум двести лет, передавая его из поколения в поколение, по крайней мере, до конца XIX века. Восьмидесятилетняя глава рода поведала, что еще у прадеда статую одалживали для церемонии шествия на Святой Неделе, причем она ехала в одной корзине вместе с фигурами Христа, Девы Марии и Гроба Господня. Отождествляя статую с Бернаром Клервоским, верующие проносили статую по городу еще и 20 августа, в рамках празднования дня этого французского святого. Хотя почитатели Санта Муэрте боле не участвуют в шествии Святой Недели, отмечание августовского праздника остается неизменным. В 2009 году Дона Кета пригласила меня присоединиться к ее автоколонне, направлявшейся из Мехико для участия в этом празднестве. Эта скелетная святая большую часть времени проводит вдалеке от посторонних глаз, в домашнем святилище, где ей поклоняется семья Крус и несколько соседей.

    «Причудливо тасуется колода» - в 1950-ые годы городской священник ворвался в святилище и похитил фигуру. Утверждая, что почитатели обращаются к статуе для совершения скелетной святой одних только злых дел, таких, как убийства, похититель перенес статую в свою приходскую церковь, главную в Тепатепеке, где и выставил ее на всеобщее обозрение в боковой часовне, закрыв тем самым доступ к образу Девы Марии Гваделупской. Как рассказывает матриарх рода Крус, в этом деле священник заручился поддержкой своего племянника, который оказался родственником ее мужа. Судя по всему, эта парочка рассчитывала на большую прибыль с пожертвований, которые верующие стали бы нести «Святому Бернарду». В течении более чем сорока лет дона Крус и остальные члены ее семьи вынуждены были поклоняться своей похищенной святой в месте ее пленения. Скелетная святая не скрывала недовольства происходящим. Как рассказывала старейшая Крус о своих визитах в церковь: «Когда я видела ее, она смотрела мне в не прямо в лицо, но только лишь боком. Она сердилась на меня за то, что я позволила ее забрать» 9

    Для семьи Крус возвращение в 2000 году похищенной у них святой оказалось настоящим чудом. Дона Крус решительно заявляет : «Образ вернулся домой самостоятельно.» 10 Без просьб с их стороны, в доме Крусов неожиданно появился адвокат и предложил, «на общественных началах», свои услуги по возвращению владельцам их любимой святыни. Встретившись с архиепископом штата Идальго, дона Крус пообещала, что не будет проводить дома «мессы» или иные ритуалы поклонения Санта Муэрте. Удовольствовавшись этим, прелат согласился вернуть статую, так что Святая Смерть, после трех десятилетий плена, оказалась дома, на своем родном алтаре. За прошедшее десятилетие, часовня семьи Крус стала одной из популярнейших святынь культа Санта Муэрте в Мексике и Соединенных Штатах, уступая лишь только храму Доны Кеты в Тепито. Каждый год в середине августа, тысячи мексиканцев и даже иностранцев совершают паломничество, чтобы попросить благословения у одного из старейших на сегодняшний день изображения Могущественной Леди.

    0 0

    В связи с "замечательной"работой и "чуткой"системной поддержкой компании "Стрим"дозрел до замены Интернета от них на что-то более приличное. Оно конечно, с 2006 года ими пользуюсь, и не любитель я менять старые привычки, но каждый вечер звонить в техслужбу мне уже осточертело. Не хотят люди получать от меня деньги - не вопрос.

    Критерии довольно просты:

    - модем, а не всякого рода кабеля - мне при собаках только лишних проводов в доме для полного счастья не хватало

    - "безлимит", при этом скорость не слишком важна - в этих цифирках я все равно ни черта не понимаю

    - при предыдущем пункте - стоимость праздника жизни не более 600 рублей в месяц ("меньше - могу, больше - ни-ни")

    - телевидение нафиг не уперлось, важен Интернет.

    В комментарии призываются сведущие люди для деления опытом

    Несмотря на вышеперечисленные критерии, открыт для альтернативных предложений.

    0 0

    В главной роли – Смерть

    При такой растущей популярности, не приходится удивляться тому, что Святая Смерть, от драм, разыгрывающихся в провинциальных городках , типа описанной выше, вскоре «поднялась» до кинодебюта, став в 1976 году одним из героев фильма «El miedo no anda en burro» («Страх не ездит на осле»). В этом жеманном комедийном фильме ужасов, где снялась одна из популярнейших мексиканских киноактрис, Мария Елена Веласко, более известная как «Ла Индия Мария» ( «Мария индианка» ), есть и сюрреалистическая сцена с участием Костяной Леди. Пока старик, прикованный к инвалидной коляске, играет на органе жуткую панихиду, Мария, глядя на висящее над роялем изображение Санта Муэрте, поет песню, в которой речь идет о Мрачном Жнеце, отправляющимся за новой партией мертвецов, и ведущим их к последнему приюту. Пытаясь напугать старика, она поет: « Смерть схватит тебя, когда ты совсем ее не ждешь… Смерть, безволосая и уродливая, схватит тебя… Она тащит мертвецов за собой, а иногда и несет, - вот как принимает она умерших». Это, пожалуй, один из немногих случаев, зафиксированных в этот период, когда Святая Смерть не выступает в роли любовной целительницы. Здесь она жуткая Мрачная Жница, с помощью которой Индианке удается напугать органиста, вызвав у него видения собственной смерти.

    И это та самая чудовищная Святая Смерть, чьи черные свечи горят много ярче алых, призванных помогать в делах амурных; именно этот образ столь охотно тиражируют СМИ в последние годы. В третьей главе мы поговорим о ее зловещих аспектах более подробно, а сейчас достаточно сказать, что после того, как Крестную стали отождествлять с преступным миром, в особенности, с наркоторговцами и похитителями людей, именно этот ее аспект привлек внимание СМИ, и начиная с 1980-ого и в последующие годы, ее образ стал появляться в газетах, на радио и на телевидении, в фильмах и романах – чаще в Мексике, и реже – в Соединенных Штатах. И сейчас, чтобы пламя коричневой свечи истины и знания одолело свет черной свечи в руках наркоторговцев, наемных убийц и полицейских, мы вернемся к нашему историческому экскурсу в происхождение культа Санта Муэрте.

    Со времен первого зафиксированного упоминания в 1797 году и до 2002 года Святая Смерть почиталась втайне. Алтари находились в частных домах, скрытые от любопытных глаз; верующие прятали скульптуры и медальоны с изображением святого скелета, - в отличии от дней сегодняшних, когда многие с гордостью демонстрируют изображение Тощей в виде татуировок, картинок на футболках и даже на теннисных туфлях, как символ своих убеждений. Однако, учитывая давнее преследование культа со стороны Церкви и случаи «неортодоксального», если не сказать остервенелого почитания, заканчивавшихся человеческими смертями, многие приверженцы Белой Девочки делятся своей привязанностью лишь с домочадцами или близкими друзьями. В течении более чем двухсот лет почитание Святой Смерти было делом «оккультным» - как с точки зрения ее почитания как сверхъестественного существа, так и учитывая само сокрытие культа от глаз широкой общественности. Долгий период «подпольного» почитания можно считать завершенным в тот момент, когда скромная торговка кесадильями решила достать из шкафа изображение скелетной святой и гордо продемонстрировать свою веру жителям трущоб Мехико.

    0 0

    Скелет в шкафу

    Энрикета Ромеро сделала для преобразования подпольного культа в официальное поклонение Святой Смерти больше, чем кто либо из адептов культа. Сидя на неудобном пластиковом табурете перед зданием, которое одновременно является для нее храмом, магазином и домом, в начале июля 2009 года я расспрашивал Дону Кету о ее первых шагах в деле преобразования культа от тайного к общепризнанному. Эта властная мать семерых детей, разменявшая шестой десяток, практически всегда облаченная в сине-белый клетчатый фартук, -- очень распространенный атрибут бедных мексиканских домохозяек, - рассказала, что поклонялась Белой Девочке с начала 1960-х годов. У ее тети в гостиной стоял алтарь Санта Муэрте, и уже будучи подростком, Энрикета ощущала потребность в духовном служении святой. Я помню собственный скепсис, когда она рассказывала о своем поклонении в 60-ые. К тому моменту я уже сталкивался в Интернете с несколькими подобными притязаниями (впоследствии оказавшимися необоснованными), но подробное изучение происхождения культа, особенно записей колониального периода, мне еще только предстояло.

    Отправной точкой, изменившей характер культа, оказалась столичная тюрьма, где очутился один из сыновей Доны Кеты, Маркос, за преступление, о котором его мать отказывается распространяться. Как и тысячи узников в Мексике и Штатах, он собрал в своей камере импровизированный алтарь и молил Могущественную Леди, этого сверхъестественного адвоката, о досрочном освобождении. На его молитвы святая ответила в 2001 году, когда он вернулся домой, в Тепито – этот печально известный район, жителей которого так часто соблазняют легкие деньги. Уверенный, что ему помогла «зеленая святая правосудия», ответившая на его мольбы, Маркос отблагодарил ее и Дону Кету, регулярно навещавшую своего отпрыска в тюрьме и молившуюся Прелестнице, заказав святую Костлявой в человеческий рост.

    Возвышаясь над прежними статуями и изображениями Святой Смерти, эта внушительная фигура вынудила Дону Кету держать входную дверь открытой, чтобы ей и ее домочадцам было где развернуться в тесном жилище. Открытая дверь предоставляла случайным прохожим и покупателями чудесное зрелище: Костяная Леди, возвышающаяся за спиной Доны Кеты, когда та переворачивает на сковороде кесадильи. Спустя несколько дней (кстати, прибытие Белой Сестры в дом Доны Кеты состоялось в начале сентября) кое-кто из соседей и клиентов стали интересоваться, можно ли им помолиться и воздать благодарность скелетной святой? Хозяйка, которой только предстояло стать «крестной» культа, любезно согласилась, и не успела она оглянуться, как ее крошечную кухню заполонили цветы и горящие свечи. Свечной дым был настолько удушлив, что однажды практически «выкурил» семью Ромеро из дому.

    Именно тогда Доне Кете и ее мужу, Рэю, и пришла в голову идея создать храм своей святой – как выяснилось, столь популярной. Потерявший новорожденную дочь, Рэй полагал идеальной датой для этого начинания первое ноября, Хэллоуин, как день поминовения детей. И в 2001 году, в полночь на Хэллоуин, известный также как День Всех Святых, «первая пара» культа осторожно посадила статую, сделанную в рост взрослой женщины, на новый, роскошный алтарь. За этим наблюдала небольшая группа родственников, друзей и верующих, которые и засвидетельствовали это историческое событие, после которого культ Санта Муэрте и следует считать публичным. Последние десять лет многие верующие, в попытке приблизиться, насколько это возможно, к самому известном изображению святой, кладут руки на стеклянный купол, закрывающий алтарь, установленный на передней стене дома Ромеро. Последнее, что всегда делает перед сном Дона Кета, - бережно протирает стекло, покрытое отпечатками рук сотен верующих.

    Парадоксальная роль Святой Смерти как чудесной спасительницы и защитницы человеческой жизни, привлекала первых посетителей публичного храма Белой Девочки. В документальном фильме о Святой Смерти, снятой мексиканским кинорежиссером Евой Ариджис, другой сын Доны Кеты, Омар, рассказывает что величайшим благодеянием скелетной святой для него стало чудесное спасение от смерти – это случалось, с его слов, по меньшей мере три раза. Бритая голова, дешевые солнцезащитные очки и мускулистые татуированные руки, неприкрытые рукавами белой майки, делают двадцатилетнего Ромеро похожим на типичного бандита из мексиканских трущоб, который рассказывает с экрана об одной из своих клинических смертей. «Полицейские избили меня так жестоко, что я чувствовал, что умираю. Мать уже собралась за священником. В мозг уже пошла жидкость, ведь мне практически раскололи череп, и вот тогда-то я и принялся молиться, ведь я не могу просить ее о чем-то все время».

    храм


    Рис. 1.2 "Храм Cмерти", церковь Санта Муэрте Дэвида Ромо в Морелосе, районе Мехико.

    Переполняемая эмоциями, его мать рассказывает, как Могущественная Леди хранила ее по дороге через трущобы Тепито от бандитов и прочих опасностей, когда она навещала в клинике тяжелораненого сына.
    «Нам нужно было идти в больницу, но стоило повернуть за угол, как перед нами появился автомобиль с оравой подростков, и мы сразу же подумали: «Ой-ой-ой, они, должно быть, сейчас нападут на нас», а ведь среди нас не было не одного мужчины, и дело было поздно ночью. Мы должны были пересечь улицу прямо перед машиной. Но знаете, что случилось? Они вышли из машины и уставились на дорогу, но словно бы не видели нас! Мы стояли перед ними, но они не видели нас, так что вскоре они сели обратно в машину и уехали. Видите, как святая пришла нам на помощь, накрыв нас своим плащом, и сделав невидимыми для грабителей.» 11

    Но не только черная свеча защиты нужна была «крестной матери» культа и ее семье; вместе с ней горела и золотая свеча процветания. Небольшая комната, которая ранее служила кухней и алтарем, превратилась в магазинчик, которым заведует Рэй; здесь бойко продается разнообразная атрибутика Санта Муэрте, но особенно хорошо раскупаются обетные свечи, которые верующие зажигают каждый день перед стеклянным колпаком, где покоится изображение Могущественной Леди. Несколько раз мне разрешали изучить товары – и я еле протискивался мимо стеллажей, заставленных аэрозолями, зельями и ладаном, и видел, с каким трудом верующие находили порой интересующий товар. Доходы от магазина и щедрые пожертвования, которые оставляют посетители храма, сделали Дону Кету куда богаче, чем в те времена, когда она торговала лепешками. И блага, которыми скелетная святая одарила свою верную дочь, носят не только финансовый характер. Как владелица самой известной в мире святыни культа Санта Муэрте, Дона Кета стала поистине живой легендой; она с гордостью рассказывает об известных мексиканцах и иностранных гостях, посетивших ее самодельный алтарь в Тепито.

    Единственное, что объединяет крестных «мать» и «отца» культа – это непоколебимая преданность своему патрону, Санта Муэрте. В то время как Дона Кета – хозяйка неформального и неофициального центра поклонения святой, Давид Ромо возглавил собственную церковь и стал известным представителем и защитником культа от всевозможных нападок. Если бывшая торговка кесадильями была первой в вопросе открытого почитания Костяной Леди, то заслуга «Падре Давида» (как ласково именуют его верующие) – это попытки упорядочить и регламентировать поклонение Ангелу Смерти. Изучение стремительно растущего культа было бы неполным без упоминания Давида Ромо, этого воинственного священнослужителя, и рассказа о его выдающемся вкладе в дело развития культа.

    0 0

    Храм Смерти

    Несмотря на то, что храм Падре Давида, входящий в структуру мексикано-американской Традиционной Святой, Соборной и Апостольской католической Церкви, расположен всего в нескольких милях от святилища Доны Кеты, они непохожи как небо и земля. В июле 2009 самопровозглашенный «епископ» культа устроил в собственном храме двухчасовое интервью, где подробно рассказал об основании и развитии своей конфессии, гонениях со стороны Церкви и государства, а также вкратце изложил основные постулаты веры в Санта Муэрте. Судя по всему, два пережитых иерархом недавно сердечных приступа, чуть было не отправивших его в объятья Ангела Смерти, не произвели должного впечатления: Ромо курил в течении всей нашей беседы.

    С детства колесивший по миру, Давид несколько лет провел в Лос-Анджелесе, где и начали формироваться его религиозные взгляды – впрочем, его духовный путь был весьма извилист. В «городе ангелов» он подружился со Свидетелями Иеговы, в которых очень уважал стойкость перед лицом преследований и миссионерское рвение. По возвращении в Мексику его семья присоединилась к одной из «традиционалистских» католических групп, покинувших лоно Римско-католической Церкви из-за несогласия с реформами Второго Ватиканского Собора (1962-65 гг.). В 1980 году Падре Давид в промышленном городе Леоне возглавил одно из таких сообществ. Как глава миссионеров Святейшего Сердца Иисуса и Святого Филиппа Иисуса, он основал приют для детей, потерявших родителей из-за СПИДа. Проведенная Давидом в 1993 году компания по сбору средств для приюта позволила получить деньги от англиканской церкви Мексики. Но англиканцы резко прекратили финансирование и даже разорвали все отношения с Ромо, после того как двое сирот утонули во время экскурсии к озеру. Будучи не в силах обеспечить финансирование из других источников, священник в 1994 году закрыл приют, а сирот разместил по другим учреждениям.

    Невзирая на эту неудачу, Ромо основывает в этом же году церковь, основу которой составили традиционалистские католики из числа миссионеров Святого Сердца. Эту церковь ее основатель назвал Мексикано-американской Тредентинской Католической Церковью, продемонстрировав тем самым собственные традиционалистские взгляды. На момент создания церкви, в середине 1990-х, "архиепископ"Ромо не был почитателем Святой Смерти, но участие нескольких ее почитателей в церковных мероприятиях пробудило его интерес к культу. Заметно возросшее в течении следующего десятилетия число преданных Санта Муэрте, посещающих его храм, подвигло Ромо на изучение скелетной святой, чтобы определить, допустимо ли поклонение ей с точки зрения христианской теологии. Размышляя над этим в 2000 году, Падре Давид одновременно пытался зарегистрировать свою церковь, под ее исходным названием, как юридически признанное религиозное объединение. Спустя три года администрация Висенте Фокса, тогдашнего мексиканского президента, удовлетворила эту просьбу. Таким образом, объединение традиционалистских католиков и поклонников Святой Смерти стало легальным и приобрело все права и привилегии официально признанного религиозного объединения. К 2003 году, когда его церковь получила юридическое признание, Падре Давид завершил свое изучение вопроса о почитании Ангела Смерти с точки зрения христианского богословия.

    «Отправной точкой» следует считать 15 августа, день Успения Девы Марии, который архиепископ Ромо и тысячи почитателей Санта Муэрте отмечают как день включения Костяной Леди в свод церковных верований и практик. Связь между двумя величайшими мексиканскими святыми, Санта Муэрте и Девой Марией Гваделупской, будет подробно рассмотрена во второй главе. Здесь важнее сам факт объединения отцом Давидом двух «вершин» мексиканского (и отчасти, американского) религиозного ландшафта, что, по всей видимости, и послужило поводом для администрации Фокса в 2005 году отозвать официальное признание церкви Ромо. Катализатором для официальной денонсации послужило выступление в 2004 году одного из священников, недовольным деятельностью Падре Давида и обвинившего церковь в нарушении собственных подзаконных актов, состоящем в почитании Святой Смерти. Сам Ромо утверждает, что Санта Муэрте вообще не упоминается в официальном ходатайстве о регистрации, так как в момент его подачи вопрос ее почитания только изучался и принят не был. Однако мексиканскому законодательству неизвестны санкции, а тем более отмена правового статуса, для религиозных групп, которые изменяют свои убеждения и ритуалы.12

    0 0
  • 12/14/13--11:33: ...
  • Библио


    Третий вечер подряд в обществе умных людей, интересных вещиц и занимательных книг..

    Определенно, не надоедают только приятные вещи..

    Спасибо гостеприимным хозяевам :)

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr


    Смертельные угрозы

    Разгневанный «крестный отец» культа указывает обвиняющим перстом на Католическую Церковь, считая, что именно она заставила чиновников отозвать признание его организации. На пресс-конференции в сентябре 2004 года, президент Конференции католических епископов Мексики, Хосе Гуадалупе Мартин Рабаго (José Guadalupe Martín Rábago) осудил поклонение Санта Муэрте как «сатанизм» и посетовал на слишком либеральную политику правительства по предоставлению юридического статуса таким религиозным группам. В своей родной епархии, Леоне (штат Гуанахуато), епископ Рабаго пояснил свою позицию мексиканской прессе:

    «Мы понимаем, как группы, чье существование не слишком хорошо сказывается на самом благополучии мексиканского общества, столь легко получают правовое обоснование в качестве религиозных объединений. Группы, занимающиеся сатанинскими практиками, действительно существуют, и наносят огромный психологический вред молодежи: я и сам сталкивался с этим, когда ко мне приходили родители, да и сами дети, попадавшие под влияние подобных сект – у них наблюдаются проблемы с психикой, порой они дезориентированы. Им нанесен очень тяжкий вред. »13

    В ответ на осуждение епископа, отец Ромо подал встречный иск против могущественного католического прелата, утверждая, что на него оказывалось сильное давление, вплоть до смертельных угроз, чтобы он отозвал свой иск, направленный генеральному прокурору. Неугомонный Давид не согласен отозвать иск, в ускоренном порядке отклоненный прокуратурой.

    После известия о вероятной утрате церковью своего правового статуса, архиепископ Ромо, не теряя напрасно времени, в конце марта 2006 года собрал верующих на организованную акцию протеста. Распевая «Мы видим ее, мы чувствуем ее, святая наверняка здесь», пять сотен разгневанных верующих проследовали за отцом Давидом через центр Мехико; протест достиг кульминации возле Ангела Независимости – культовой статуи, символизирующей мексиканский национальный суверенитет. Большинство демонстрантов несли фигурки Могущественной Леди, а некоторые даже несли ее статуи, выполненные в натуральную величину. «Крестный отец» культа не скрывал своей неприязни к администрации Фокса. «Мы не позволим растоптать наши гражданские права. Это правительство негодяев. Они ведут себя, как будто мы живем во времена Инквизиции.»14

    Лишенный прав на собственность и сбор средств для нужд церкви, архиепископ Ромо сумел выдержать этот «удар» со стороны закона. На пресс-конференции в июле 2009 года, накануне промежуточных выборов в Конгресс, «крестный отец» культа увещевал свою паству участвовать в выборах и голосовать против консервативной и процерковной Партии Национального Действия (ПАН), возглавляемой Фелипе Кальдероном (президентом страны), а также против старой администрации Фокса: «Во имя любви к Санта Муэрте, приходите на выборы в это воскресенье, и пусть ваши голоса дадут шанс тем политикам, которые хотят служить народу, подтвердить их слова делом». Ромо агитировал своих сторонников не голосовать за кандидатов, которые «принадлежат к Римской католической церкви, присутствует на службах и посещает мессу» 15 Спустя несколько дней после выбора, Падре Давид в беседе со мной подчеркнул, что был очень доволен сокрушительным поражением ПАНа, нанесенным последнему Институционно-революционной партией (PRI), которая почти авторитарно правила Мексикой в двадцатом столетии, вовсе не так расположенной к католической церкви, как ПАН.

    Увы, следуя примеру своего предшественника, президент Кальдерон ринулся в атаку на скелетную святую. Его администрация в марте 2009 года, в рамках борьбы с наркоторговцами, направила войска в Нуэво-Ларедо, Тихуану и другие пограничные города, где были разрушены десятки придорожных святилищ Костлявой. И вновь Падре Ромо выступил с протестом против борьбы властей со стремительно растущим культом. Собрав своих последователей в Страстную пятницу в Мехико на огромной площади («зокало») перед Национальным кафедральным собором, он призвал своих единомышленников к «священной войне» с католической церковью, которую обвинил в причастности к сносу святынь культа на американо-мексиканской границе. Стоя на фоне плакатов «Я не наркотик; я не зло», Ромо заявил: «Мы не можем отставаться безучастными перед лицом этого произвола. Мы собираем здесь верующих, чтобы начать священную войну в защиту нашей веры. Это звучит жестко, но мы уже приняли определенные меры. Мы подали иск в Межамериканскую комиссию по правам человека и в «Международную амнистию»». Отвергая досужие домыслы, что культ Святой Смерти – это религия наркоторговцев, неистовый проповедник воскликнул, что многие из них на самом деле guadalupanos (почитатели Девы Марии Гваделупской), преданные покровительнице Мексики. 16

    Сложно не признать, что харизматичный первосвященник культа Санта Муэрте внес неоценимый вклад в его развитие. С момента интеграции Костяной Леди в церковную доктрину и ритуал в далеком 2003 году, Падре Давид построил первый официальный храм культа, и даже семь лет спустя так и не приобрел в своей области серьезных конкурентов. Впрочем, насколько я могу судить по своим наблюдениям, пастырское руководство –не самый большой его талант. Расположенный в самом грязном районе Морелоса, его храм, как мне показалось, не обладает той притягательной силой, что так отличает святилище Доны Кеты или несколько других подобных мест в городе. Как я уже говорил, стараниями Ромо святая трансформировалась из простого скелета в пугающего до дрожи Ангела Смерти - не наделенного, впрочем, крыльями: их нет даже у статуй в его собственном храме, которые превосходят по производимому на посетителей впечатлению классические изображения Мрачного Жнеца. Культ, без сомнения, продолжает расти, открываются и освящаются новые храмы. Однако не понятно, будет ли в дальнейшем главной причиной этого роста «архиепископ» Ромо.

    Важнее, чем роль местного религиозного лидера, для верующих оказалась способность Падре Давида стать национальным представителем культа Святой Смерти. Его постоянные стычки одновременно с Церковью и государством прочно держат Костлявую и ее почитателей в передовицах мексиканских газет. В поисках официальной позиции культа в тех или иных вопросах, репортеры обращаются именно к Давиду Ромо, а не к Энрикете Ромеро, которая воздерживается от публичных высказываний на тему национальной политики. Так, вскоре после того, как он призывал верующих к «джихаду» против католической церкви, Ромо заявил мексиканским журналистам, что рассматривает возможность баллотироваться на должность депутата от «левой» Социал-демократической партии, но она потерпела поражение на промежуточных выборах 2009 года, где ее кандидаты получили лишь 1% голосов избирателей. Впрочем, благодаря конфликту с администрацией Кальдерона, которая видит в костлявой фигуре Святой Смерти патрона наркоторговцев, с которыми правительство ведет нескончаемую войну, «крестный отец» культа и так имеет все шансы оставаться вместе с Ангелом Смерти в заголовках новостей.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr


    Смерть за порогом

    В то время, как упоминания о Святой Смерти и ее поклонниках часто встречаются в заголовках мексиканских газет, последовательно проводящаяся в последние годы экспансия культа за пределы страны, особенно в Соединенные Штаты, поражает воображение. Когда я думал о стремительном росте ее почитания в США, я предполагал, что для поиска мексиканских и латиноамериканских приверженцев Белой Сестры мне нужно будет отправиться к мексиканской границе, или же в такие города, как Хьюстон или Лос-Анджелес. Ближайшее место от моего дома в центральной Вирджинии, где я полагал возможной встречу со скелетной святой, - Вашингтон (округ Колумбия), расположенный в девяноста милях к северу от меня. И действительно, эта встреча вскоре произошла в столичном районе Адамс-Морган.

    В магазине «Botanica Yemaya y Chango», расположенном на оживленной 18-ой улице по соседству с эфиопскими, перуанскими и даже оахакскими ресторанами, предоставлен большой выбор атрибутов Санта Муэрте, включая двухфутовую статую, одеяние которой целиком сделано из миниатюрных стодолларовых бумажек. Пожилая жительница Панамы, которую я, к своему стыду, при первом посещении магазина, и саму принял за одну из сантерийских статуй, выполненных в натуральную величину, поведала, что за последние три-четыре года Костлявая потеснила с полок Йемайю, Шанго и других ориша (духов, почитаемых в этой кубинской религии). Молодые хипстеры, которых так привлекают рестораны Адамс-Морган, иногда забегали в магазин, чтобы полюбоваться на религиозную экзотику, но именно латиноамериканцы, в основном, мигранты из Сальвадора, приобрели задрапированную в долларовые купюры статую Санта Муэрте, и иные изображения святой, обращенные к которой молитвы сулят верующим здоровье, любовь и богатство.

    Эта неожиданная встреча с Могущественной Леди в округе Колумбия заставила меня пересмотреть мнение о бесполезности ее поисков в бывшей столице Конфедеративных Штатов Америки. Видимо, в Ричмонде проживает достаточно мексиканцев и сальвадорцев, - во всяком случае, на латиноамериканском продуктовом рынке, я сумел найти в продаже обетные свечи. Чем больше я размышлял о своей находке, тем больше радовался. Повстречать Святую Смерть в центральной Вирджинии, где выходцы из Латинской Америки составляют не более 5% населения, было знаменательным событием. Это означало, что Прелестница не только пересекла американо-мексиканскую границу, но и вышла за пределы больших городов, обосновавшись в американской глубинке. И действительно, два латиноамериканских продуктовых магазина, расположенных в районе Вест-Энд , неподалеку от моего любимого вьетнамского ресторана, обладали неплохим ассортиментом обетных свечей, а на сальвадорском рынке я нашел в продаже несколько фигурок святой. Еще более впечатляющим, хотя и неожиданным, открытием стал алтарь скелетной святой в моем новом городе. Лупе (сокращенное «Гуаделупе»), мать одного из третьеклассников, которых учила моя супруга, и неофитка Святой Смерти, посоветовала мне наведаться в Ботика Эль Анхель (Botica El Ángel), где сама она приобретает все необходимые атрибуты.

    Экспрессивная владелица аляповатого золотого медальона Санта Муэрте Кристина, хозяйка эзотерического магазина в южной части города, провела для меня настоящую экскурсию по Ботика Эль Анхель. Иммигрантка из Сальвадора, она не слышала о Святой Смерти на родине, но стала верующей в 2005 году, когда начала торговать атрибутикой Санта Муэрте в своем недавно открытом магазинчике. Пытаясь отыскать для меня книгу на английском о Святой Смерти, которую я желал приобрести, Кристина обмолвилась, что все, связанное с Мрачной Жницой, составляет приблизительно сорок процентов от общего объема продаж ее магазина. Обетные свечи Санта Муэрте, ладан и статуэтки здесь раскупаются гораздо лучше атрибутов католицизма и Сантерии. После долгих поисков, Кристина появляется с книгой на двух языках, которую она обычно предлагает своим ямайским и афро-американским покупателям, - причем цена книги явно завышена.Это был первый – и до сих пор единственный – случай, когда я столкнулся с такими почитателями Костлявой. И меня удивило, как много англоязычных покупателей оставляло долларовые купюры в костлявых руках метровой статуи Белой Девушки, стоящей в центре алтаря, расположенного в задней части магазина. Вежливо отказавшись от англо-испанской книги ценой в двадцать два доллара, я вместо нее купил красную свечу, также украшенную надписями на двух языках. Как бывший отличник по орфографии (дело было в средней школе), я сразу же обратил внимание на ошибку, притаившуюся прямо под костяными ступнями Святой Смерти. Сделанная в Северном Голливуде (штат Калифорния), на предприятии «Дженерал Вокс», моя свеча (как и прочие двуязычные свечи на полке) несла на себе гордую надпись «Holly Death».

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Глава II

    Белая свеча

    Верования и практики

    Настоящая смерть

    Моя первая встреча с Тощей Леди в Америке произошла в супермаркете «Фиеста», что на юго-западе Хьюстона; случилось это в начале 2005 года. Прежде, чем направиться к выходу, я решил посмотреть на ассортимент вотивных свечей. Игнорируя правила пожарной безопасности, запрещающие хранить в кабинетах Хьюстонского Университета горючие материалы, я искал новую свечу Девы Марии Гваделупской, которую хотел добавить к уже имеющейся коллекции, расположенной на верху моей картотеки. Я надеялся, что изображенная на банке «Дева-метиска» вдохновит меня на дальнейшее исследование, посвященное этой «королеве Мексики». И вдруг в какой-то момент – оказавшийся впоследствии очень важным, но тогда совсем неосознанный, - мои взоры привлекла новинка, стоявшая среди прочих обетных свечей, украшенных изображениями святых (как официальных, так и народных) или же магическими заклинаниями, такими как «Ven a mi» («приди ко мне»).

    Святая Смерть, с которой наши дороги пересеклись в Мехико, взирала на меня с полки моего районного супермаркета – на сей раз она приобрела форму белой обетной свечи. Заинтригованный появлением этой мексиканской гостьи в моих краях, я положил свечу в корзину и пошел к кассе, совершенно позабыв о Деве Марии и о томатило. Так Санта Муэрте присоединилась к прочим нарушителям правил пожарной безопасности, заняв место на несгораемом шкафе, возле своей «коллеги», мексиканского народного святого Нино Фиденсио. Это была моя первая покупка, связанная с культом Святой Смерти, и она долго оставалась рядом с Дитя Фиденсио, известным в начале XX века народным целителем (курандеро),и впоследствии переехала в мой новый кабинет, уже в стенах Университета Содружества Виргинии. Хотя сама свеча и пострадала во время моего летнего переезда, я был уверен, что Белая Сестра покажет мне свою сущность в ходе исследования верований и практик, которыми верующие призывают ее к действию.

    Невзирая на странность и эзотеричность культа, некоторые из его догматов и ритуалов могут показаться весьма утилитарными. Речь, главным образом, о том, что цель этих действий – заставить Святую Смерть действовать от имени своих почитателей. В частности, порой верующие совершают определенные ритуальные действия, чтобы вызвать чудесное вмешательство Могущественной Леди. Чудо, или ощутимое сверхъестественное вмешательство, может быть как малым – например, продажа нескольких дополнительных кесадилий за день уличным продавцом, так и большим – безопасная доставка многомиллионной партии метамфетаминов в Атланту. Вопреки своему пугающему скелетному облику, вызывающему у непосвященных ассоциации лишь со смертью и покоем, Санта Муэрте выполняет также функции целителя; она наделяет дарами и наказывает виновных. Это одна из самых трудолюбивых и действенных народных святых по обе стороны границы.

    Ее превращение из объекта оккультного поклонения в героиню публичного культа, разумеется, вызвало в ней соответствующие изменения. На протяжении большей части XX века в полевых записях антропологов и этнографов, перед нами предстает «красная Святая Смерть» любовной магии. В частности, ее «профилем» можно считать контроль над мужчинами и пересечение их измен; Святая Смерть «бросала их к ногам» ревнивых жен и подруг. Но с ростом преступности, вызванным наркотическим бумом 1990-ых, «черная Святая Смерть» темных дел оказалась в центре внимания, когда ее изображения стали появляться на алтарях наркоторговцев. И эта аморальная Мрачная Жница, во славу которой зажигают черные свечи ее почитатели, по-прежнему находится в центре внимания СМИ по обе стороны границы и во многом диктует общественное восприятие святой. Но если мы отрешимся от кричащих заголовков, то станет ясно, что образ скелетной святой становится все более и более сложным. Хотя красные и черные алтарные свечи и представляют собой очень важные аспекты ее личности, являясь темами двух глав этой книги, это лишь два цвета, две грани ее современного образа, лучше всего выраженного радужным великолепием семицветной свечи.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Смертельное искушение

    Поражающий воображение рост культа Санта Муэрте за последние десять лет привел к появлению миллионов новых адептов, причем эти люди отнюдь не брошенные любовники и не продавцы наркотических средств и стимуляторов. Неофиты культа представляют собой разнородную группу с различными запросами и устремлениями, использующую свечи самых разных цветов, в том числе фиолетового – для исцеления и золотого – для процветания. Чтобы удовлетворять разнообразные потребности своих многочисленных подданных, Могущественной Леди пришлось отказаться от своей прежней «узкой специализации» в вопросах любви и страсти, и расширить сферу своих полномочий, став практически всемогущей, оставив далеко позади своих духовных «конкурентов», даже таких, как Иисус и Дева Мария Гваделупская. Рассматривая ее фигуру в мексиканском и американском «религиозном ландшафте», мы сосредоточимся на рассказах почитателей Санта Муэрте о своей святой, но при этом не будем сбрасывать со счетов и взгляд неверующих.

    Задолго до того, как Безволосая побудила меня к подробному ее изучению, я подумывал включить пару глав о ней в свою будущую книгу о Деве Марии Гваделупской. Еще не изучив ее серьезно, я представлял Святую Смерть как этакую «анти-Богородицу», занимающуюся грязными делами, которые не пристали безупречной матери Христа и покровительнице Мексики. Мысль моя состояла в том, что для правильного понимания «тезиса» (Девы Гваделупской) необходимо рассмотреть и «антитезис» (Санта Муэрте).Эта концепция одно время казались мне весьма привлекательной, но она не выдержала столкновения с эмпирическими данными. Так, Прелестница для многих почитателей, особенно для женщин и девушек, куда ближе к образу непорочной девы, чем к омываемой текилой и окуриваемой табачным дымом «черной Святой Смерти», покровительнице темных дел. В конечном счете, большинство поклоняющихся Санта Муэрте не считают ее благочестивой девственницей, или же аморальным наемником, готовым на любое черное дело, если ему хорошо заплатят. Скорее ее воспринимают как смерть в женском облике и самую могущественную мексиканскую народную святую.

    Санта Муэрте – это мексиканская народная святая, и одновременно персонификация смерти. Понимание каждого из этих ключевых моментов, которые и формируют ее личность, объяснит притягательность Святой Смерти для миллионов людей. И по сей день самый интригующий и уникальный аспект Белой Девочки состоит в том, что она – это воплощение смерти.За исключением не слишком популярного Ангела Смерти, «продвигаемого» сейчас Падре Ромо, Санта Муэрте повсеместно изображается в виде человеческого скелета. Весь западный мир узнает в нем Мрачного Жнеца в женском обличье – образ, берущий начало в культуре средневековой Европы. Учитывая, что смерть в виде женщины, Ла Парка, уже известна по католической Испании, то удивителен не этой «земле вечнойгендер Санта Муэрте и других скелетных святых – таких необычных для современных мексиканцев или американцев, а ее восприятие как существа, наделенного особой святостью, «святой», которой если и не поклонялись, то почитали, что весьма отличается не только от современных мирских представлений о смерти, но и от христианской теологии.

    За редкими исключениями, жители Западной Европы и Америки видят в Мрачном Жнеце лишь жуткое воплощение смерти, которого следует избегать любой ценой. Но в Соединенных Штатах, этой «земле вечной молодости», места в «американской мечте» для смерти нет, и воспринимается она лишь как досадная помеха. Следует заметить, что хотя американцы – такие же смертные, как и другие люди, но лишь в немногих культурах прилагаются такие же усилия, чтобы изолировать и дезинфицировать смерть. Мы, американцы, чаще используем словечко «отошел», чем «умер». И фигура Мрачного Жнеца, этого омерзительного символа прекращения жизни, убрана подальше с глаз в американский и европейский «шкаф».

    Основные представители христианского богословия заходят еще дальше в своем неприятии Мрачного Жнеца. И католики, и протестанты по обе стороны границы клеймят почитателей Санта Муэрте как «сатанистов». В Тусоне преподобный Хуан Карлос Агирре призвал своего прихожанина уничтожить статуэтку Костяной Леди, мотивируя это тем, что католическая церковь рассматривает ее культ как «сатанинское идолопоклонство». 1. По другую сторону границы, всего в нескольких милях от известнейшего святилища Доны Кеты, мексиканский священник Серхио Роман подробно рассказал о демонической природе культа Санта Муэрте.

    «В Писании говорится, что последний враг, коего одолеет Христос – это смерть: следовательно, сама фигура смерти враждебна Иисусу. Взойдя на крест, Христос побеждает смерть, и окончательной эта победа становится в миг его воскресения. Вот позиция христианских теологов, причем не только католиков, но и протестантов, да и других христианских конфессий. И в этом смысле, «поклоняться смерти» - значит «поклоняться врагу Христа». Еще один враг Спасителя, известный нам из Библии, - это Сатана. Таким образом, почитание смерти имеет и сатанинскую подоплеку. Иными словами, те кто поклоняется, в том или ином виде, смерти, поклоняется Сатане». 2

    Протестантский режиссер Пако дель Торо приводит те же самые слова в фильме «La Santa Muerte», снятом в 2007 году. Святая Смерть у дель Торо –это демонический обманщик, искушающий страждущих ложными чудесами.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Cмерть по соседству

    В противовес этому мнению, для большинства верующих Крестная не видится чем-то мрачным или сатанинская. Вместо этого, она мыслится святой, в которой для мексиканцев воплощена сама смерть. И близость к человеку хорошо видна из самых распространенных ее прозвищ: Тощая Леди, Белая Сестра, Крестная, Прелестница и Белая Девочка. Будучи «сестрой» и «крестной», она превращается в сверхъестественного «члена семьи», поэтому отношение к ней мексиканцев столь же интимно, как их обычное отношение к собственной родне. Немало уже написано об уникальной концепции смерти в мексиканской культуре. Антрополог Клаудио Ломниц (Claudio Lomnitz) в своем исследовании «Смерть и мексиканская идея» даже провозглашает смерть своеобразным «тотемом» нации; наряду с Девой Марией Гваделупской и Бенито Хуаресом, который в XIX веке был президентом страны, фигура «веселого скелета» - это один из трех «больших тотемов» мексиканского народа.

    Прожив, проработав и проучившись в Мексике без малого тридцать лет, я лично могу засвидетельствовать интимное и дружеское отношение к смерти, запечатленное в популярной культуре. Она изобиловала образами смерти задолго до того, как Санта Муэрте получила общественное признание. Самый известный из них – это Ла Калавера Катрина (Скелет из Высшего Общеста) : светская дама, изображенная в виде скелета, одетого по моде начала ХХ века; ее фигура в Мексике поистине вездесуща. Созданная в 1913 году великим художником-графиком и писателем-сатириком Хосе Гуадалупе Посада (José Guadalupe Posada), Ла Катрина каким-то образом очутилась даже на некоторых алтарях Санта Муэрте. И вовсе не простым совпадением видится то обстоятельство, что в культе Крестной ее статую в натуральную величину демонстрируют ее поклонникам на 1 ноября, первый из двух «дней мертвых», когда многие мексиканцы посещают кладбища и торжественно обращаются к своим усопшим близким. Белоснежные черепа, носящие такие распространенные имена, как «Хосе» и «Мария», продаются на улицах и в магазинах, люди воздвигают временные алтари и выставляют на них еду и питье, которые покойный любил при жизни.

    Такое отношение к смерти по-настоящему поразило меня в святилище Доны Кеты, где дети младшего школьного возраста нередко сопровождали родителей и старших сестер и братьев. Если не брать в расчет Хэллоуин, рискну предположить, что большинство американских детей напугает зрелище омерзительного скелета с длинными, черными как смоль, волосами. Но даже и в канун Хэллоуина многие дети боятся упырей и гоблинов. Так, мой собственный отец едва не лишился вечером на кануне Дня Всех Святых в начале 1980-ых старинного приятеля, когда мы с ним появились на пороге дома наших друзей в масках скелетов и, хоть и непреднамеренно, ужасно напугали маленькую дочку хозяина.

    Возвращаясь к Доне Кете, хочу заметить, что известная статуя Мрачной Жницы не вызывает никакого страха у маленьких посетителей храма. Но еще больше меня поразила сцена около эзотерического магазина Гильермо в Морелии, когда хозяйские малыши играли и гоняли мяч на фоне сотен изображений скелета, в том числе и внушительной каменной статуей из кантера высотой в шесть футов, которая возвышалась над играющими детьми.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Смерть «Á La Mexicana»

    Не только привычный с детства образ скелета делают Костлявую такой притягательной для поклонников, но и сама ее «национальность». Приношения на ее алтарях, а также ее прозвища и гардероб не позволяют усомниться в ее мексиканском происхождении. Другими словами, верующие воспринимают ее как своего рода «сверхъестественную мексиканку». Текила, пиво, сигареты и шоколад кладутся на ее алтари в твердой уверенности, что Белая Девочка любит те же самые напитки, еду и табак, что и ее почитатели. И, как и ее паства, порой она злоупотребляет алкоголем. В Морелии местный культовый лидер, Висенте Перез Рамос, как-то заметил, что его скелетная святая любит порой «набраться в хлам», и пьет для этого любимую им самим текилу «Rancho Vijeho». Другой популярный герой мексиканского народного христианства и «нарко-святой», Хесус Мальверде, также пьет, курит, и даже не прочь вынюхать дорожку-другую кокаина, но я не могу назвать ни одну народную святую, способную выкурить косяк или выпить пивка со своими почитателями.

    Сами ее прозвища отражают не только родственные, но и товарищеские отношения. Тощая Леди (la Flaquita), Костяная Леди (la Huesuda), Белая Девочка (la Niña Blanca) и Прелестница (la Niña Bonita) – вот самые распространенные имена, что мне приходилось слышать по всей Мексики и ряде мест, расположенных в Соединенных Штатах. Последние два ласковых прозвища напоминают о том, с какой нежностью говорят верующие о Деве Марии Гваделупской и иных аватарах Богородицы. И напротив, первые два прозвища , «Тощая Леди» и «Костяная Леди», напоминают о той веселой фамильярности, с которой многие мексиканцы, особенно простые рабочие, обращаются друг к другу. В то время, как традиционные одеяния Святой Смерти, похожие на черное монашеское платье, вызывают в памяти средневековую Европу, современные изображения Костлявой представляет ее в более-менее «мексиканском» облике. Хотя Дона Кета и переодевает раз в месяц самую известную в своем храме статую в новые одежды, на практике меняется лишь цвет платьев, по своему покрою очень похожих на те, в которых изображают различные мексиканские воплощений Девы Марии. Однако большинство полноразмерных статуй, которые я встречал в Мексике, были облачены в зеленые футболки мексиканской сборной. Могу представить себе долетающие до их слуха молитвы о реванше и победе над главным соперником – сборной США.

    Смерть1



    Рис. 2.1 Смерть «Á La Mexicana», часовня Санта Муэрте, Санта Анна Чапитиро,
    штат Мичоакан.


    Но с другой стороны, некоторые почитатели Санта Муэрте объясняли мне, что Белая Сестра, как олицетворение смерти, не имеет «гражданства». Мрачная Жница, она как универсальная вестница смерти является за людскими душами, и под ее косой равно обрывается жизнь как мексиканца, так и гринго. И в самом деле, одна из полноразмерных статуй Святой Смерти словно бы в шутку напоминает, что рано или поздно Костлявая явится за мной, равно как и за другими американцами. Все четыре больших статуи перед магазином «Эзотерика и свечи от Гильермо» в Морелии попирают ногами земной шар, и из всех двух сотен народов, на землях которых можно было бы разместить их костлявые ступни, мексиканские мастера отчего-то выбрали Соединенные Штаты, водрузив фигуры в самом сердце штата Техас. Учитывая, что большая часть арсенала, применяемого мексиканскими наркобандитами во внутренних разборках и против правительства, приобретается именно в Штате Одинокой Звезды, такое месторасположение смерти на глобусе кажется весьма логичным.

    Смерть2


    Рис. 2.2 Весь мир в ее руке; домашнее святилище Висенте Перез Рамоса, Морелия, штат Мичоакан.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    На Смерть уповаем

    Но не только этакое панибратство с Санта Муэрте, как с воплощением смерти, так привлекает миллионы мексиканцев и жителей Центральной Америки. При ее сверхъестественных способностях, полученных от самой смерти, Могущественная Леди – это не просто забавный скелет, способный лишь только высмеивать и потешать. Вероятно, она стала самой могущественной народной святой в этой части света благодаря присущей ей власти над жизнью и смертью. Ее слава, как могущественной и быстро отзывающейся на зов святой, привлекает к ней поклонников и побуждает нести приношения на ее алтари. Поскольку широкую известность Святая Смерть приобрела сравнительно недавно, многие потянулись к ней после неудачных опытов с другими святыми. Например, таксист из Мехико по имени Эрнесто, двадцати с чем-то лет от роду, молился в тюремной камере святому Иуде и Деве Гваделупской, дабы те ниспослали ему скорейшее освобождение. Чувствуя, что к его мольбам остаются безучастными, он последовал примеру сокамерников и заключил договор с Санта Муэрте. Осужденный за растрату Эрнесто пообещал Могущественной Леди, что будет ставить ей раз в месяц обетную свечу в святилище Доны Кеты, если она освободит его из тюрьмы в течении года. Я встретил Эрнесто в знаменитом храме Костлявой, что в Тепито, где он выполнял свое обещание, держа в руках горящую белую свечу. Он провел за решеткой чуть меньше года.

    Если к скелетной святой приходит так много новых приверженцев, разочаровавшихся в святом Иуде, Деве-метиске, Хесусе Мальверде или ком-то другом, это означает, что ни один святой – не важно, официальный или народный, - не может сравняться в своих чудодейственных способностях с Белой Девочкой. По большей части это происходит из-за того места в небесной иерархии, которое приписывает ей большинство верующих. Пребывая выше, чем другие святые мученики и даже сама Дева Мария, Санта Муэрте мыслится как архангел смерти, получающий приказы непосредственно от Бога. Читатели, знакомые с католическим богословием, сразу же вспомнят архангела Михаила, Божьего ангела смерти (очень странно, но пусть будет на совести автора – Ульф), защитника людей и судью над душами, измеряющим людские заслуги такими же весами, как и у скелетной святой.

    Таким образом, в народной теологии Могущественная Леди замещает не только Архангела Михаила, но, благодаря своей безграничной силе, порой превосходит и самого Бога, если речь заходит о совершаемых ей чудесах. Следует отметить, что подобное «низведение» Бога на обочину религиозных практик не является чем-то новым. Народный католицизм жителей Мексики и Латинской Америки в целом больше тяготеет к Богородице и более чутким к молитвам верующих святым, в то же время воспринимая Бога, как фигуру довольно абстрактную. В словах Теодоры, сорокадвухлетней уборщицы из Морелии, отражены взгляды многих верующих на Бога и Святую Смерть. Рассказывая мне о своем поклонении Белой Сестре, Теодора сказала: «Я верую в Бога, но уповаю на нее».

    0 0

    Krisa Verwimp2


    С праздником тех, кто отмечает. Изобилия, удачи, радости и сил.

    Пусть Один дарует мудрости и прозорливости, Тор сокрушит нечисть, - тайную и явную, - а Фрейр мужчины, полагаю, не хуже меня знают, зачем он нужендарует богатство.

    Скъёль!

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Смерть как Мрачная Жница

    Если ее статус, как народной святой и воплощения смерти, - это феномен Америки в целом, то гендер Санта Муэрте – ее личная особенность. Аргентинский Сан Ла Муэрте и Рей Паскуаль из Гватемалы – вот пара ее «коллег по работе», неустанно трудящиеся на просторах от Буэнос-Айреса до Ванкувера. Но, как и традиционный образ Мрачного Жнеца, это скелетные святые, дошедшие до нас, невзирая на царившие в их странах в 1970-е и 80-е годы кровавые режимы, - персонажи однозначно «мужские». Слово «рей» в имени Рея Паскуаля означает «король», а слово «сан» в имени Сан Ла Муэрте – слово «святой» в мужском роде. Гватемальский святой носит царскую корону, а аргентинский облачен в монашескую мантию. В отличии от них, мексиканская Прелестница предпочитает монашеским и королевским одеяниям белое платье невесты. Ее все чаще можно встретить на алтарях с длинными и черными, как смоль, волосами, которые порой даже носят следы химической завивки. Как однозначно «женская» скелетная святая, Санта Муэрте представляет собой уникальное явление для Северной и Южной Америки – если не для всего мира. Единственная святая, не уступающая ей по популярности в Соединенных Штатах и Мексике – это Дева Мария Гваделупская, императрица обеих Америк.

    «Королева Мексики» имеет самое прямое отношение к гендеру Святой Смерти. Мы уже наблюдали за тем, как испанцы принесли свою Мрачную Жницу, Ла Парку, в Новый свет. Но, если для испанцев смерть олицетворяла по преимуществу женщина, то «маскулинность» Рея Паскуаля и Сан Ла Муэрте требует известных объяснений. Не вдаваясь в подробности, отметим, что аргентинский и гватемальский скелетные святые представляют собой продукт синтеза Ла Парки с действительными и воображаемыми испанскими святыми. Как вы помните, канонизированный в шестнадцатом столетии испанский монах Паскуаль Байлон превратился в Гватемале в скелетного святого. В основной версии легенды о происхождении Сан Ла Муэрте о нем говорится как о миссионере-иезуите. 3.

    Поскольку в истории Святой Смерти существует лакуна почти в полтора века – с 1800 по 1930-ый годы о ней нет никаких письменных свидетельств, - невозможно сказать что-то определенное о том, как развивался в этот период ее образ. Известно, однако, что Санта Муэрте, появившаяся спустя сто тридцать лет после первых письменных упоминаний о ней, в полевых заметках этнографов, эта незаменимая помощница в делах любовной магии – это однозначно женский персонаж. Допуская подпольное почитание Святой Смерти в том регионе Центральной Мексики, где ее искала Инквизиция, было бы разумно предположить, что в течение всего этого времени женский гендер святой оставался неизменным. И как раз в этот период на «религиозную сцену» выходит Дева-метиска, Богоматерь Гваделупская, как считается, впервые явившаяся в 1531 году на территории современного Мехико крестьянину Хуану Диего, - эта знаменитая аватара Девы Марии, особенно популярная в центральной части страны, где она и появилась впервые. И появление Девы Марии Гваделупской, вскоре ставшей настоящим воплощением мексиканского народного христианства, лишь усилило матриархальный характер иберо-американского народного католицизма. Если бы не массово почитаемая мексиканская Богородица, то у ее эквивалента, скелетной святой, было бы значительно меньше шансов сохранить в Южной и Центральной Америке свой женский гендер – если допустить, что он присутствовал изначально. Напротив, сосредоточенный на женских образах мексиканский народный католицизм, особенно характерный для центральной части страны, скорее всего и укрепил представление о Святой Смерти как о женщине, хотя почитание этой святой, не признанной официально и преследуемой Инквизицией, на долгое время и стало подпольным.

    Всякий раз при мысли о тандеме Девы Марии Гваделупской и Тощей Леди я вспоминаю, как загорелись глаза у «крестного отца» культа, когда я произнес одновременно эти имена во время нашего интервью. Несколько больших изображений Девы-метиски украшают храм архиепископа Ромо и его кабинет. Рассуждая о том, как возвышаются две эти святые над мексиканским религиозным ландшафтом,, Падре Давид вдруг усмехнулся и выдал замечательный афоризм, который можно было перевести и как «Мексика – это страна многих матерей», и как «Мексика – это страна-мать» (“ Mexico es un pais de mucha madre ”). Таким образом, в Мексике, с ее матриархальным народным католицизмом, где до недавних пор безраздельно правила Дева Гваделупская, Мрачная Жница является весьма притягательной фигурой для своих поклонников, большая часть которых – девушки и женщины.

    Помимо роли сестры или крестной, отраженных в таких ее прозвищах, как Белая Сестра или Крестная, Санта Муэрте для некоторых своих духовных чад выступает еще и в роли матери. Эрнестина, жительница Тепито пятидесяти лет от роду, в прошлом заключенная, со слезами рассказывает о материнских качествах Костлявой. «Взгляните на меня – позавчера мне исполнился пятьдесят один, но я по-прежнему с ней, и я всегда буду с ней. Если бы вы могли видеть те чудеса, что она творит для меня дома, на улице, - для меня и моих детей. У меня нет матери, но есть она. И она – это все, что у меня есть. И моя вера в нее настолько сильна, что я знаю: вскоре она вернет мне дочь [из тюрьмы]. Я знаю, что она собирается выпустить мою девочку на свободу! "4

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Договор со смертью

    Так каким образом Санта Муэрте становится покровительницей для людей типа Эрнестины, которые ждут от нее всевозможных чудес, вроде досрочного освобождения из тюрьмы? Ответ таится в том типе договорных отношений, который так свойственен народной религии, и отчетливо прослеживается у пятидесятников, вудуистов, и многих простых католиков. Отношения верующих со святыми и прочими сверхъестественными существами подчиняются логике взаимности. В контексте христианства, мольбы о чуде начинаются с обещаний или клятв. Пятидесятники, к примеру, желая исцелиться от тяжкой болезни, обещали Христу, что в обмен на дарованное чудесное исцеление они подтвердят сам факт этого чуда в девяти различных церквях. Если чудо случалось, то согласно договору, проситель обязан был выполнить свои обещания. Невыполнение этого требования может привести к тяжким последствиям. Разумеется, если Иисус не даровал желаемого исцеления, верующий не обязан был рассказывать о случившемся чуде.

    Таким образом, верующие обращаются к Санта Муэрте за свершением чудес также, как они прибегают и к другим святым – народным и официальным. Единственное отличие контрактов со Святой Смертью – это то, насколько сильно они ложатся на человека. Если многие считают ее самой могущественной чудодейкой среди прочих святых, то народная молва приписывает ей и славу сурового карателя тех, кто нарушает данные ей обязательства, хотя подавляющее большинство среди моих информаторов и отвергает распространенное среди людей несведущих мнение, что Святая Смерть, как Мрачная Жница, способна навредить домочадцам того глупца, который нарушает данные скелетной святой клятвы.

    В своем кинематографическом крестовом походе против скелетной святой, Пако дель Торо выносит этот сюжет на большом экране. В слезливом, но интересном фильме, отчаявшаяся мать, испробовав все доступные средства, заключает контакт с Костяной Леди, чтобы та исцелила ее больную раком дочурку. Ежедневные молитвы у постоянно растущего домашнего алтаря быстро дошли до адресата, и за короткое время Святая Смерть совершила чудо, избавив девочку от опухоли мозга. Тем не менее, святая вскоре возвращает все на свои места, и рак возвращается после того, как девочка перестает носить медальон Санта Муэрте.В конце концов, малышка обретает чудесное исцеление, но совершает его уже Иисус. Впрочем, большинство поклонников Санта Муэрте отвергает мысль, что она так же легко карает, как и творит чудеса.

    Известный как «Ангел Судьбы», восьмидесятилетний колдун и почитатель Святой Смерти, Луис Меса утверждает, что Мрачная Жница посещает людей только по велению Бога. Житель Сьюдад-Хуареса, одного из самых жестоких городов мира, что обусловлено беспрерывными нарковойнами, Ангел Судьбы не понаслышке знает, что такое смерть. Санта Муэрте для него, как и для большинства верующих, - это сострадательная и добрая святая, не находящая удовольствия в мести.

    0 0

    ряженые


    «Шаривари», беснующаяся процессия наряженных в маски и увенчанных рогами лицедеев; эти «гуизёры» средневековой Европы изображали на Хэллоуин и Рождество Дикую Охоту.

    (C) перевод svart_ulfr


    В XVI столетии летописец из Абердина, описывая шабаш ведьм, оставил и любопытное описание их повелителя, который «..вышел из снега в облике оленя». Поистине, это была встреча с наиболее архаичным, изначальным божеством, уцелевшим в памяти европейцев – Рогатым Богом смерти, плодородия, и священного экстаза, темным владыкой подземного мира, известным валлийцам как Гвин ап Нудд, король Аннуна, который восходит к еще более древнему образу кельтского Виндониса, сына Нудонса.

    В начале зимы он властвует над Дикой Охотой, и неистовую кавалькаду призраков сопровождают его тотемные звери – олень, гончие, ворон и белый гусь. Это грозный, дикий, чуждый людям Бог, который выходит на охоту в особое, колдовское, ритуальное время, «время-меж-временами». Рогатого сопровождает свора жутких собак, белых и красноухих, известных как Вопящие Гончие (Yell Hounds) – сокращенная форма от "Гончих Гавриила"(Gabriel Hounds);это важный момент, потому что «повозкой святого Гавриила» в Средние века называли похоронные дроги. Здесь архангел и его труба накладываются на более древний архетип владыки Неистового Полчища, который трубит в рог, чтобы вызвать души мертвых.

    В старину Темного на одном из английских диалектов именовали "Owd Scart", что является производным от старо-верхненемецкого "Schrat": так называли волосатого лесного демона или лесовика, и этим же словом обозначали Дьяволав Библии Вульгате: еще один привычный случай христианской дезинформации.

    Германская традиция отождествляет Водана с Диким Охотником, стоящим во главе «Йольского полчища». Само его имя происходит от прото-индоевропейского *WATOS, обозначающего состояние транса, как особой формы экстаза, тогда как слово *WATONES, «яростный», соединяет шаманскую способность к экстатическому вдохновению и пророческому дару. Этот корень присутствует в различных языках, например, это древнескандинавское"Odhr" - "вдохновение", немецкое "Wut"и саксонское "Wod", готское "Woths", латинское "Vates" - "пророк", ирландское "Faith" - "вдохновенный бард". Кстати, хорошо известное нам имя черта, Старый Ник, происходит от одного из имен бога Одина, «Hnikkar», или «Убийца».Иногда он зовется Hakelberg, «Носящий плащ», и облаченный в длинный синий плащ и широкополую шляпу, возглавляет полчище мертвых в компании совы Тутурсель (Tutursel) и воронов, его священных птиц. Места, где он останавливается, чтобы отпустить своего коня попастись, становятся «местами Силы», о которых рассказывают, будто бы там всегда дует ветер.

    Нам известны и некоторые древние тропы, вдоль которых порой появляются призрачные кавалькады, чтобы в определенное время продолжить свою охоту, известные в саксонской Англии как «дорога Вотана». В Голландии и Германии эти пути духов известны как Doodwegen ("дороги смерти") и Geisterwegen ("дороги призраков"). Да и в Дартмуре непогожими ночами Полуночного Охотника и его Печальных Гончих часто можно встретить вдоль старой Аббатской дороги, ведущей в Корнуэлл.

    В старину народная молва призывала избегать этих дорог, особенно накануне Празднеств Костров, и считалось, что путешествие по такой тропе может привести к ужасным последствиям. Встреча с Рогатым Богом на одной из этих дорог грозила безумием или даже смертью. В доме, где две или три открывающиеся двери сталкиваются между собой, велик риск, что через него проскачет Дикая Охота. Так это, или нет, однако традиционная архитектура избегает таких планировок. Это свидетельствует о «геомантическом» аспекте веры в Дикую Охоту, напрямую связанном с концепциями ритуального пространства, путей духов и циклических сверхъестественных манифестаций.

    Гончие Гавриила с их белой шерстью и красными ушами, сопровождавшие Рогатого Короля на охоте, тождественны черным псам из иных хроник, например, Англо-саксонской, где в 1127 году описывается, как в начале февраля (в канун Имболка, Праздника Свечей) видели Дикую Охоту.

    Жуткие всадники «ехали на черных лошадях и черных оленях. Их собаки были черными, широкоглазыми и ужасными. … ночью монахи слышали звуки их сигнальных рогов».Во многих английских графствах появления Черного Пса боятся, видя в нем знак близящийся смерти. Этих призрачных созданий в Эссексе знают как Черного Шака, а в Йоркшире – как Баргеста. Последнее слово происходит от германского "Bahrgeist"– дух похоронных дрог.

    Порой и сам Дьявол принимал на шабашах этот облик; так, ведьмы из Саффолка в 1665 году рассказывали, что он появлялся в виде «рыжевато-коричневого пса, грубо сложенного и игравшего на двух дудках», а колдунья из Гернси по имени Изабель Беккет (Isabel Becquet) в 1617-ом видела его в виде собаки, увенчанной "...двумя большими торчащими рогами". Вообще гернсийской традиции Черный Пес известен как Tchi-Co ; его отличительные приметы – светящиеся глаза и лязгающие цепи. Связь между псами и силами смерти очень давняя: некогда собак полагали спутницами богини Хелы.

    В некоторых колдовских верованиях и практиках Темного Бога символизирует раздвоенная ясеневая жердь: ее ставят в северной части круга, и она символизирует Рогатого хранителя ворот между мирами. Иногда жердь заменяет фигура из пары бычьих рогов, примотанных к шесту при помощи льняной рубашки, которая свисает с поперечной балки.

    Эти культовые предметы встречаются также в Нортгемптоншире, где их используют в народном обряде "ковшовых гонок" (Skimmington Ride) и «езды на жерди», участники которого движутся в полночь по улицам, оглашая ночь какофонией звуков, подобной музыке группы «Ran Tan» - стуча в барабаны и котелки и трубя в рога.


    олень-2



    Тотемной олень стоит рядом с шестом, символом культа Рогатого Бога и Короля Фейри, Гвина ап Нудда, и его Дикой Охоты. В небе летят три гуся – это птицы-психопомпы.


    Это действо призывает Дикую Охоту и ее Повелителя, чтобы изгнать из деревни прелюбодеев, неверных жен и злодеев.

    В Эштон-андер-Лайнеподобная процессия известна как «скачка черного парня», и это тоже народная интерпретация Дикой Охоты. «Черный парень» - это, разумеется, Рогатый Бог, которого ведьмы из Северного Берика видят на своих шабашах в облике «большого черного человека» с горящими глазами. Темный Человек или Человек в Черном – это жрец или человеческое воплощение божества, Гвинна/Водана, выступающий как посредник между богом и его паствой; средоточие дикой, суровой силы, владыка тьмы и холода. Это мрачный и жуткой Ловец Душ, дарующий своим последователям смерть, экстаз и инициацию; Отворяющий Путь для бесплотной души к туманам Царства Мертвых.

    Существует известное сходство между Черным Человеком из Северной Европы и сибирским божеством подземного мира, Владыкой мертвых Эрлик Ханом, перед входом в подземный дворец которого растет ель о девяти корнях. Этот бог сковывает души людей цепями, и часто он встречается в культовых практиках т.н. «черных»шаманов, которые специализируются на спуске в Нижний мир. Колдуны восточных тунгусов носили ритуальные головные уборы, украшенные символическими железными рогами, похожие на языческие регалии Европы, как, например, те что используют ряженые для «танца с рогами» в аббатстве Бромли.

    В час, когда Владыка Охоты трубит в рог, а Неистовое полчище проносится по ночным небесам, наша душа может покинуть тело и отправиться в Аннун, чтобы пообщаться с предками. Это больше, чем простая метафора физической смерти, потому что в этот миг мы посвящаемся в тайны Рогатого Короля Нижнего мира.


    Средневековая «пляска смерти», Danse Macabre, тоже видится пережитком этих практик. В царствование Генриха VI он часто исполнялся подле собора Святого Павла, причем танцоры были наряжены скелетами – такие выступления были очень популярны в средневековой Европе.

    Такая фигура бретонского фольклора как Анку, Бог мертвых, перевозящий в своей повозке души мертвых в потусторонний мир, также тесно смыкается с мифологемой Дикой Охоты, лежа в основе представлений о «призрачных повозках».

    Темные аспекты Рогатого Бога в современном язычестве часто уходят далеко на второй план, поскольку современному человеку порой с ними некомфортно. В современном обществе принято держаться подальше от запретных тем, пустых мечтаний и леденящего душу бессмертия. Для предков, однако, все это было реальностью и к силам смерти они относились с почтением и страхом. Черный Мастер может выглядеть пугающе, но ощущать страх в его присутствии вполне естественно, ведь он воплощает для нас ужас перед самой смертью, которая постоянно испытывает, учит и инициирует нас. Мы должны увидеть все обличья Рогатого Хранителя Порога и пройти сквозь тьму, чтобы нас обновил свет Богини. Намек на его приближение можно ощутить в темном, открытом всем ветрам лесу, когда ветер ревет в верхушках деревьев, а клочья облаков застилают холодные звезды – тогда мы действительно ощущаем, что Рогатый вышел на охоту, и никто из смертных не сможет избежать встречи с его свитой.

    0 0



    Не люблю подводить каких-то итогов и составлять какие-то списки - есть в этом для меня что-то патологоанатомическое.

    Уходящий год мне здорово напоминает живого человека по мере его развития - очаровательного во младенчестве и совершенно невыносимого в старости: год прекрасно начинался и отвратительно кончился.

    Особых подробностей тут не будет - кому надо, те и так обо всем знают, а раз не знают, значит это им и не нужно. Впрочем, хочу поблагодарить тех, кто так или иначе, сумел сделать из уходящего года что-то сравнительно удобоваримое.

    Спасибо, что вы есть - без вас было бы совсем беспросветно.

    За последние пару месяцев я здорово устал от людей, которых я и в спокойном состоянии не слишком-то люблю, посему первое, что с удовольствием сделал еще вчера - это выключил телефон. Сейчас мне хочется банальных тишины и одиночества. Понаслаждаюсь ими какое-то время, и - вперед в наступающий год.

older | 1 | .... | 10 | 11 | (Page 12) | 13 | 14 | .... | 27 | newer