Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


Channel Description:

... зеркала дым... - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 6 | 7 | (Page 8) | 9 | 10 | .... | 27 | newer

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr




    Художник Анатолий Кудрявцев


    Лагуз



    Гальдра-звук :ллллллллл

    Буква

    Вода воистину 
    бескрайней кажется 
    тому, кто в путь вышел 
    на судне неверном, 
    волны морские 
    их сильно страшат, 
    а волн жеребец 
    узде не послушен. 


    (С) Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая

    Вода — это сила обрушившаяся с гор;
    но к добрым знамениям стоит прислушаться 


    (С) Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона

    Влага — воды бурлящие,
    И широкий котёл,
    И плещущих поле. 


    (С) Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий

    … вода блестит.. 


    С) Нормандская азбука, пер. А.Блейз

    Пятнадцатое
    Тьодрёрир пел
    пред дверью Деллинга;
    напел силу асам,
    и почести - альвам,
    и Одину - дух. 


    (С) Речи Высокого, пер. А. Корсуна

    Лагуз – руна примордиальной воды; рек, что вытекают из Хвергельмир, полных как живительных дрожжей, так и смертного яда. В тевтонской Вселенной это сама вода, что стремится вверх из глубин источника, в отличии от вод, наполняющих его (Пертро ) или направления движения и образа действия воды (Уруз ). По сути, Лагуз – это те недифференцированные силы, которые Уруз очищает, придает им форму и задает вектор движения.

    Вы можете увидеть двойственность в той большой амбивалентности, с которой германские народы рассматривали воды, в своем многообразии наполняющие их мир. Известны мифологемы чистой воды жизни и темных вод смерти. Океан служил основным источником процветания северян, и давал прекрасную возможность для путешествий (Ньерд ), но вместе с этим был и жадным пожирателем кораблей и моряков (Ран ), спасти от которой мореплавателей могли только опытные колдуны. Несмотря на то, что ручьи и реки были в буквальном смысле «водами жизни» для тех, кто жил на их берегах и не мог без них обходиться, германский фольклор хранит больше историй о злокозненных водных духах, от прихоти которых люди порой зависели, нежели мифология любого другого народа.

    Самая известная из них, - конечно же утонувшая некогда в Рейне Лорелея , что заманивает путников на верную смерть; но ее сестры обитают почти в каждом потоке и болоте Севера.

    Стоячая вода, где копятся органические соединения и яды, считается куда более опасной, чем текучая вода – символ активности, полная жизни и святости. Грендель и его чудовищная мать представляют собой хороший пример вредоносных сил руны Лагуз, поскольку являются своего рода «гнойниками подсознания», а Грендель и вовсе – воплощением хронического страха, в данном случае перед чудовищами, таящимися в водных глубинах. Когда Гренделю наносят смертельную рану, причем над поверхностью, воды (страх побежден), его мать устраивает резню, последствия которой гораздо страшней, чем злодеяния ее сына. Лишь когда Беовульф , чья героическая слава во многом основывалась на непревзойденном умении плавать, спускается на дно морское и убивает мать Гренделя в ее логове, убийства прекращаются. Это предание свидетельствует, что магу порой необходимо умение отыскивать скрытые источники бед, и иметь дело с ними в том слое, где это горе было записано, - умение плыть по темным водам бессознательного и скрытых миров, в которых живет подобное вредоносное чародейство. Лагуз – та руна, обратившись к которой вы сможете погрузиться на дно слоев «того-что-есть» и двигаться через их структуру, по желанию изучая орлог.

    Лагуз – это воплощение всего тайного и неизвестного, и кроме того, с помощью именно этой руны жизнь выводит из тьмы все то, что некогда таилось там, и выставляет до поры сокрытое на всеобщее обозрение. Это «воды жизни» , которыми кропят новорожденного, - без этой процедуры ребенка могли даже оставить умирать, - для того, чтобы показать его признание сонмом ныне живущих. Эта же руна показывает и / или борется со смертельным ядом.

    Альтернативная форма имени руны – «laukaz» означает «лук-порей» , и о нем говорит Сигрдрива, поучая Сигурда:

    8.Рог освяти,
    опасайся коварства,
    лук брось во влагу;
    тогда знаю твердо,
    что зельем волшебным
    тебя не напоят. 


    (С) Речи Сигрдривы, пер. А.Корсуна.


    Подобное действие руны Лагуз мы наблюдаем в саге об Эгиле Скаллагримсоне , когда герой, подозревая, что поданное ему питье отравлено, нарисовал на роге несколько рун и окрасил их своей кровью, после чего рог разлетелся на куски – в результате внезапного вливания жизненной силы и вступивших в реакцию с ядом дрожжей, - отравленное питье вылилось на солому. Вообще, все растения из рода Allium , включая лук и чеснок, показывают нам природу и действие руны Лагуз: в то время, как луковица остается скрытой от глаз, ее жизненная сила проявляется быстрым ростом зеленого стебля, поэтому все эти растения – очень мощные усилители, как в физическом мире, так и в скрытых от невооруженного глаза мирах.

    Лагуз – это руна перехода между жизнью и смертью, ведь вода пробуждает новую жизнь, и вода же обозначает ее конец. Помните, что сам Один часто выступает в качестве перевозчика, притязающего на мертвых.

    Лагуз применяют, чтобы заполнить себя жизненной силой, и транслировать эту силу между мирами. Это увеличит чувствительность к изменениям потоков силы вокруг вас, особенно когда намеки на опасность почти не ощутимы. Эта чувствительность можно применять и к магнитным полям Земли.

    К Лагуз прибегают, чтобы изучать подсознание и вообще все неизвестное, и работа с этой руной подчас необходима для решения проблем в тех сферах, которыми она управляет.

    Во вредоносном колдовстве, Лагуз выступает в качестве руны обольщения, болезни, яда и обмана. Она может «разбудить» старые хронические заболевания и «поднять на поверхность» давние проблемы любого рода.

    В ритуальных практиках, Лагуз представляет мед или пиво, используемые в обрядах. Она управляет магией пивоварения и любыми напитками. Эту руну связывают с магическим использованием слюны и крови – тех жидкостей человеческого организма, которые несут в себе жизненную силу.

    В личной сфере, к Лагуз стоит обратиться для призвания и обретения физических и магических сил, а также озарений в области психологии. Это прекрасное дополнение к Манназу , руне сознания.

    Лагуз приносит и итоги наших прошлых работ.

    Используемая вместе с другими рунами, Лагуз выступает в роли усилителя; к ней можно прибегать, если необходимо транслировать руны в другие миры. Если хотите, вы можете использовать ее для сохранения в тайне вашей рунической работы, или чтобы направить вашу деятельность из нашего мира в скрытые сферу бытия.


    Прекрасно работает с руной Лагуз малахит , чередующиеся темно- и светло-зеленые полосы которого напоминают о двойственной природе этой руны. Малахит полон могущей жизненной силой, целительной мощи, что течет словно волна. Его слоистая структура также напоминает о Колодце Вирда, намекая на использование этой руны для погружение в глубины собственного происхождения, чтобы обрести ту силу, которая проистекает из самих ваших корней.


    Лагуз: медитация


    Вы стоите у основания исполинского водопада, капли воды, падающей с большой высоты на речную гладь, орошают ваше лицо. К свисающим к воде ивовым ветвям привязана зеленая лодочка, дергая за веревку, она словно сопротивляется влекущему ее течению. Вы залезаете в лодку, развязываете веревку и поднимаете весла – и вот суденышко уже резво скользит по речной гладе, слегка покачиваясь на волнах, но вы умело направляете лодку, позади которой образуется белый пенный шлейф. Вы чувствуете, прежде чем видите воочию, таящиеся под водой острые камни, которые в любой момент могут пробить днище, и отводите от них лодку.
    Через некоторое время водная гладь становится шире, и вы плавно перемещаетесь, увлекаемый течением, вниз по извилистой реке, минуя высокие, скалистые горы. Позади остаются виноградники и плодородные фермерские угодья, раскинувшиеся под защитой великих гор, - их орошают талые воды, берущие начало в горных ледниках, именно эти потоки питают равнинные реки. Хотя воды несущей вас реки темны, порой можно разглядеть блеск золота на дне, и неяркое мерцание рыбьей чешуи.


    Вдруг до вашего слуха доносится негромкий, кристально-чистый голос, словно женщина вдалеке поет какую-то песню без слов, и эту звуки разносятся над водной гладью, затмевая привычные звуки реки. Вы напрягаете слух, чтобы лучше различить дивный голос, но песню словно обрезали – река в этом месте огибает подножье округлой горы. Едва миновав гору, вы снова различаете чудесный голос, он звучит уже громче и отчетливей, словно сладостный звон серебряных колокольчиков, которые колеблют волны, несущие переливы по речной глади. Зачарованный, вы роняете весла и позволяете лодке дрейфовать по направлению к невидимому певцу, ведь река несет вас в нужном направлении. Течение делает еще один поворот – и вы видите ее, сидящую на большом камне, высящимся посреди неглубокой заводи, и ее ноги скрывают речные волны. На ней влажное, свободного покроя зеленое платье, до половины обнажающее одно плечо; длинные черные волосы ниспадают водопадом на лицо и на спину. Лицо невероятно нежное и красивое, по-детски невинное, но странно меланхоличное, как и ее песня, печальная в своей красоте. Вам хочется обнять и утешить незнакомку; ваша лодка замедляет ход, пока вы смотрите на нее, словно растворившись в ее песне.

    Предупреждение о какой-то неправильности всего происходящего напоминает то же самое чувство, благодаря которому вы избегали на своем пути подводных камней, вовремя уводя шлюпку в сторону. Все еще наполовину зачарованный, вы тем не менее опускаете весла в воду, чтобы миновать угрозу, - и чувствуете сильный удар весла о камень – один из цепи притаившихся под водой валунов, что превратили бы лодку в щепки за несколько секунд. С трудом вглядываясь в темные глубины, вы видите, что река вокруг скалы, на которой сидит девушка, становится глубокой и бурной; продолжая и дальше плыть к девушке, вы бы непременно утонули. Девушка прекращает петь и выпрямляется – вместо ног у нее черный, чешуйчатый хвост, словно у огромной рыбы, заросший мхом и ряской. Ее рот в ярости открывается, и взору предстают острые акульи зубы. Вы поспешно выталкиваете лодку в главный поток, чтобы река поскорей унесла челн прочь от этого места., и с тревогой оглядываетесь, чтобы увидеть, если вдруг оставшаяся позади хищница соскользнет с камня в воду, - но она уже ожидает следующую жертву: хвост вновь скрыт под водой, и на тонких губах снова притаилась сладкая и грустная улыбка.


    По мере вашего продвижения, речное дно начинает дрожать, и подземные толчки раскачивают лодку. Вы стараетесь выправить лодку как можно дальше на середину реки. Землетрясение медленно стихает, но развалины фермы по правую руку от вас свидетельствуют, что земле тоже пришлось несладко, причем сравнительно недавно: обломки каменных стен несут на себе следы свежей побелки, да и лужа крови на одной из стен еще не просохла.

    Поток стремительно мчится вперед, чтобы миновав высокие, иссеченные волнами утесы из песчаника, влиться в океанский простор. Позади внезапно слышится сильный грохот. Оглянувшись, вы видите, как земля вновь начинает дрожать, и на этот раз толчки куда более сильные и яростные, чем прежде; вот один из утесов оседает исполинской горой песка, а от других отваливаются огромные куски и летят вниз, разбиваясь о прибрежную гальку, или обрушиваются в океан. Высокие волны ловят маленькую лодочку и швыряют ее из стороны в сторону – пока что-то не подбрасывает ее снизу вверх, переворачивая вверх дном и выкинув вас прямо в холодную и ледяную морскую воду. Ощутив внезапный испуг, вы на ощупь выхватываете меч и начинаете вслепую размахивать им, - пока его лезвие не вонзается во что-то твердое. Вы видите отблеск зубов в темной воде и чувствуете, как что-то большое мечется в воде рядом. Нанеся очередной удар, вы чувствуете, что движение в глубине прекратилось. Вначале вы думали лишь о том, чтобы удержаться на поверхности, но теперь привыкли к морю; вы легко дышите под водой, и ваш взор с такой же легкостью проникает сквозь темно-зеленые океанские глубины,, как если бы смотрели сквозь туман.

    Краем глаза вы различаете какие-то описывающие круги вокруг темные силуэты. Вы чувствуете угрозу, и погружаетесь глубже, позволяя темным водам укрыть себя. Внизу таятся еще несколько силуэтов – девять водяных духов, с виду похожих на человека, но вдвое его превосходящих, с плавниками и в темной чешуе; их головы украшают высокие костяные гребни, начинающиеся подле глазниц и тянущиеся к макушке. Они подплывают к вам, клацая акульими челюстями, и в глубине их темных глаз вспыхивают зеленые искры. Вы рубите чудовищ мечом снова и снова, пока волны вокруг не темнеют от черной вражеской крови, а руки и ноги не сводит от усталости. Рыбешки подплывают и щиплют иссеченные тела, следом подплывают и крупные рыбы. Вы быстро ныряете, не дожидаясь, пока места побоища достигнут акулы. Глубоко вдыхая соленую воду, вы впускаете в себя поток энергии и наполняете тело новой жизнью, пока новая сила не начинает светится внутри вас – неяркие зеленые отблески в черной морской глубине.

    В конце концов вы достигаете большой подводной скалы, и взору открывается чернеющее в стене отверстие пещеры. Вы долго плывете вниз по узкому проходу, и ваши руки и ноги срывают со стен клочья склизких водорослей. Вы ощущаете над головой толщу земли; вы знаете, что находитесь глубоко под землей, и вскоре проход заканчивается огромной пещерой. Вода здесь грязная и застоявшаяся. Вокруг ничего нельзя различить, но двигаясь вперед, вы натыкаетесь на огромную стену – твердую, но скользкую и гладкую. «Стена» дергается, словно сокращаются гигантские мышцы, и вы понимаете, что перед вами огромный дракон, дрожь которого сотрясает землю у вас над головой. Осторожно, чтобы не побеспокоить его, вы осторожно поворачиваетесь и начинаете движение, чувствуя спиной высокий каменный потолок, поскольку стараетесь отодвинуться как можно дальше от этой горы из слизистой черной плоти; вы определяете нужное направление по слабому потоку воды, слегка колеблющемуся от дыхания дракона и от дрожи его тела. Длинная, гибкая шея чудовища толще ствола векового дуба, его змеиная голова в ширину превосходит рост взрослого мужчины, а в длину, пожалуй, она будет и вдвое больше. Наконец вы добираетесь до места, где обнаруживаете неглубокую впадину на сомкнутом веке, и вдыхаете воду, стремясь наполнить себя ее энергией, готовясь для удара. Вы чувствуете, как мышцы дракона напрягаются, но прежде чем он проснется, или пошевелится, вы изо всех сил погружаете меч в его глаз, метя прямо в мозг врага. Его посмертные конвульсии вырывают из руки меч, а вас самого подбрасывают вверх и вышвыривают прямиком в то отверстие в крыше пещеры, через которое вы проникли сюда.

    Поток устремляется вверх, сквозь гору, и вы чувствуете, как позади трясется земля. Вас выбрасывает из темноты к свету, рядом шумит огромного водопада, а чуть выше в небо бьет струя нового гейзера, швыряющего в небо сверкающие под солнцем струи, наполняющего вас ярким светом. Там, где яркие брызги падают на землю, прорастает лук-порей, зеленые стебли которого почти разрывает наполняющая их энергия. Вы наклоняетесь, чтобы сорвать один из стебельков, а затем возвращаетесь в свое тело; ваши ноги твердо стоят на земле, вы познали силу, обратиться к которой при помощи руны Лагуз вы можете в любой момент.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr




    Художник Анатолий Кудрявцев


    Ингваз



    Гальдра-звук :иииииииннннннннггггггг (ясный и четкий; звук «нг» должен звучать как можно дольше)

    Буква :НГ

    Инг был первым 
    из данов восточных, 
    кто людям явился, 
    покуда назад 
    по волнам не уплыл; 
    вослед - колесница; 
    вот кого воины 
    называют героем. 


    (С) Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая

    Руна Ингваз – это «мужской аналог» руны Беркано: если Беркано символизирует Великую Мать , которая получает, бережно хранит внутри себя и выпускает в мир новую жизнь, то Ингваз – это ее божественный супруг, приносимый в жертву, чья семя она хранит в себе, пока не наступает пора нового рождения. Англо-саксонская руническая поэма может говорить и о весенней процессии, посвященной богине Нертус , которую везли в повозке. Согласно Тациту и описаниям скандинавских аналогов этой церемонии, смертный супруг богини ехал впереди или же внутри повозки, перевозившей богиню, и вполне вероятно, что супруг Нертус ехал впереди повозки, пока богиня не возвращалась на свой священный остров, после чего ее избранника вполне могли убить. Бог, разумеется, вновь воплощался на следующий год в новую мужскую жертву, и в период времени, предшествовавший процессии Нертус и убийству ее супруга, последнему вменялось в обязанность оплодотворить как можно больше женщин. Здесь может крыться корень убежденности многих представителей германских королевских домов в том, что их род происходит напрямую от Фрейра ; их предки действительно рождались от живого бога, воплощенного в человеческом теле. Эту концепцию можно рассматривать как ванский аналог событий, описанных в «Песне о Риге» , и руны Манназ – ведь Манназ объединяет божественных потомков небес, унаследовавших духовную мудрость своих предков – Асов, тогда как Ингваз связана с землей, и природной мудростью Ванов.


    Очертания руны Ингваз напоминают нам оскопленного мужчину, или семя: и то, и другое соответствует этой руне, поскольку женский принцип получает жизненную силу от мужского принципа и через кровь, и через семя, удерживая во время беременности эту силу внутри себя и с рождением выпуская ее обратно в мир. Об этом повествуется в истории Фрейра и Герд: чтобы получить девушку, Фрейр должен отказаться от своего коня – символ мужской силы и феритильности в связанных с Ванами ритуалах, и меча, символика которого очевидна. Вспомним, что одно из имен Одина – Яльк (Jalkr), что значит «мерин» . Это может отослать нас к Одину как к посвященному в таинства магии сейда, которая, наряду с некоторыми из ритуалов поклонения Ванам, широко расценивалась скандинавской общественностью как «немужественная» . Причина подобного отношения кроется в том, что берущему на себя способность видеть и понимать мир «по-женски», или воплощающему в себе женский принцип мужчине следовало быть готовым к тому, чтобы полностью отказаться от своей мужской идентичности, вплоть до того, чтобы в течении определенного времени начать одеваться и жить как женщине, что является общей практикой для многих форм шаманизма, - и как поступал сам Один, практикуя сейд-магию, и как еще чаще делал воплощающий его «теневые» аспекты Локи. Таким образом, мужчина может создавать что-то в сфере духа, подобно тому, как женщина создает что-то в физическом мире. Это волшебство, воплощенное в Слейпнире – основном «транспортном средстве» Одина, - коне, которого замыслил и породил на время принявший облик кобылы Локи. Ингваз – это врата, пройдя которые мужчина сможет достичь полного понимания женских тайн. Истинный витки, как и сам Один, биполярен и даже в определенной степени является гермафродитом.

    Ингваз – руна, которая помогает преобразовать потенциальную силу в активную, или сохранить силу; это врата к скрытым сферам.

    Во вредоносных практиках Ингваз применяют, чтобы лишить человека, для собственной выгоды, жизненной силы, или мужественности.

    В ритуальных практиках, эту руну используют для формирования «места силы» , или любого источника магической энергии, созданного для ее сохранение.
    .
    В сочетании с другими рунами, Ингваз «хранит» их общую силу до момента, пока не наступает время «выпустить» ее; поэтому данная руна великолепно подходит для создания талисманов, или для работы с какой-либо силой, которая не должна действовать постоянно, но может быть призвана для «одноразового» решения проблемы. В этом случае вы должны будете повторно окрасить или пропеть руну Ингуз после каждого подобного использования – чтобы вернуть активную силу в ее скрытое состояние.

    С Ингваз связана слоновая кость, с одной стороны, чрезвычайно «мужской» материал, а с другой – считается, что она символизирует духовное самопожертвование, показывая дальнейший путь, на котором Ингваз объединяет мужественность и пассивность.

    Ингваз: медитация


    Вы стоите на окраине небольшой деревеньки, в пределах видимости – лишь несколько домишек, крытых соломой, да утопающие в слякоти поля. Дует пронизывающий ледяной ветер, впрочем, свидетельствующий о наступлении весны; семена еще не проросли, и под вашими ногами простирается голая бурая земля.

    Вы пристально смотрите вдоль подмокшей земляной дороги, пока в поле зрения не появляется кавалькада лошадей и повозка. Солнечный свет искрится на золотых волосах скачущего во главе процессии на огромном буром жеребце всадника. Сразу же за повозкой по грязной земле разливается пульсирующий зеленый свет, как если бы власть невидимой внутри повозки богини давала семенам жизнь и пробуждала их от зимней спячки. Вокруг вас толпятся люди, жаждущие увидеть приближение кавалькады – исхудавшие за долгую зиму крестьяне, радостно приветствующие богиню и ее супруга: они верят, что урожай будет богатым, и до следующей весны у них будет достаточно пищи.

    Инг направляет жеребца в центр деревни, и влекомая кобылицами повозка катится позади. Свежий весенний ветерок развивает его золотые волосы и бороду, за спиной развивается небесно-голубой плащ. Старухи выводят девушку, признанную самой достойной женой для бога. Ее наготу прикрывают лишь березовые ветви и цветы, длинные каштановые волосы спадают вниз, наполовину скрывая грудь. Повозка останавливается, а Владыка спрыгивает с коня, и, сбросив штаны, овладевает девушкой у всех на виду, тогда как жеребец Инга покрывает одну из впряженных в телегу кобылиц. Если избранница родит от него ребенка, это будет верным знаком божественного благословения. Сначала она застенчива и испугана, но по мере того как вокруг, напоенная силой Нертус, прорастает трава, а ее саму наполняет сила юного бога, красавица кричит от наслаждения.

    Инг вновь запрыгивает в седло утолившего свою страсть жеребца, и священная процессия едет дальше – Инг едет впереди, а за ним идет кобыла без всадника. Вместе с фермерами, вы сопровождаете процессию до другого конца деревни. Тащившая повозку кобыла останавливается перед вами и послушно ждет, когда вы запрыгните в седло.

    Сопровождая бога и богиню, вы видите, как позади Нертус на лугах воцаряется весна – на деревьях распускаются почки, а из земли там, где прошла божественная пара, пробивается трава. Процессия движется к океану; на усыпанном белом песком берегу ее уже поджидает паром. Вы направляете к нему свою кобылицу, и вскоре паром с божественной парой и вами на борту, никем не управляемый, движется по направлению к небольшому болотистому островку.

    Съехав с парома, вы замечаете, что шерсть кобылицы совсем вытерта, и она идет так, словно в любой момент может упасть и околеть. Ее напарница, тянущая повозку, еле переставляет копыта. Та сила, что вернула к жизни землю, полностью исчерпалась. Только Инг и его конь по-прежнему бодры и полны сил. Жеребец несется вперед, мотая головой по сторонам, как будто чует какую-то опасность, разлитую в воздухе.

    Повозка останавливается на краю заболоченного озера. Спешившись вместе с Ингом, вы подводите свою кобылу к запряженной в повозку лошади. Из повозки выходит женская фигура, чьи лицо и тело полностью скрыты темно-зеленой и коричневой тканью. В ее руке блестит длинный нож.

    Жеребец Инга замирает в тишине, когда женщина прикасается к нему, потом рука с ножом скользит по конскому животу и, достигнув пениса, одним взмахом отсекает его. Струя крови стекает в болото; жеребец падает в грязь и бьется в судорогах. Нертус протягивает конский пенис своим кобылицам, и те с жадностью пожирают его. По мере того, как они едят, их шкуры становятся густыми и лоснящимися. Кобылы бьют по бокам хвостами, и поднимают головы – глаза вновь яркие и полные силы. Теперь можно рассмотреть, что обе они жерёбые – животы кобылиц расширены, а сосцы набухли.

    Инг вынимает из ножен свой меч и протягивает его богине, рукоятью вперед. Ты швыряет его в болото, и жидкая грязь поглощает оружие без единого всплеска. Инг сбрасывает плащ, рубаху и штаны, оставшись пред богиней в своей великолепной наготе. Нертус накидывает на шею мужчине, словно драгоценную гривну, витую веревку и крепко затянув ее левой рукой, отсекает гениталии. Его семя и кровь в одном потоке льются в болото.

    Нертус отпускает веревку, и тело Инга опрокидывается навзничь. Богиня – она теперь беременна, как и ее кобылицы, - идет в глубину болота и исчезает из виду. Вы осторожно пробираетесь вперед и толкаете обнаженный труп в болото, и черпаете руками холодную грязь, - чтобы закидать тело, скрыв из виду белоснежную кожу. Вы чувствуете, как под поверхностью земли начинает пульсировать энергия – это жизненная сила Владыки.

    Постепенно вы возвращаетесь в свое тело, ноги твердо стоят на земле: вы познали тайны, что хранит и открывает руна Ингваз.


    P.S. Не то, чтобы "+14", но довольно чернушно.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr




    Художник Анатолий Кудрявцев


    Дагаз



    Гальдра-звук :даааа-даааа-дааа («д» произносится как в слове «the»; немного затяжное, произносится громко и четко, с резкой паузой между каждым звуком)

    Буква :Т, Д (произносится как слово «the», но не как «th» в слове «thorn»)

    День - божий посланник, 
    людям дорог, 
    свет повелителя; 
    надежда и радость 
    богатым и бедным 
    и всем на пользу 


    (С) Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая

    Тевтонский «день» не следует путать с современными западными представлениями о дне как о простом светлом времени суток. Для северян «день» длился двадцать четыре часа и измерялся «кругом Солнца» ( solarliringar ) по небосводу, который, в свою очередь, делился на два «дня» - время с восхода до заката Солнца, и от заката до рассвета. Подобная идея «дня» несет в себе и мысль о переходном периоде между светлым и темным временем суток. Это мысль отражена и в Младшей Эдде , в истории рождения Дня. Ночь мыслилась как темная дочь великана Нарви . Ее первым мужем было хтоническое существо Нагльфари («корабль мертвых» ), от этого брака родился сын по имени Ауд («богатство» ; образ, вызывающий ассоциации с таящимся под поверхностью земли миром, заполненным сокровищами). Вторым ее супругом был Анар («второй» ), в котором некоторые исследователи склонны видеть Одина в одном из его многочисленных обличий. Их дочерью была Йорд , Земля, мать множества богов и богинь, - в том числе Тора и Фригг . И, наконец, третьим и последним мужем Ночи был Деллинг («Сияющий» ), от брака с которым и появился День, после чего он и его мать были призваны объезжать небо, Ночь – на коне Хримфакси («Инеистая Грива»), а День – на Скинфакси («Ясная Грива»). Это развитие от хтонического к небесному, прекрасно иллюстрирует всю силу соединения разнородных элементов в единое целое. Природа первого мужа Ночи напрямую выходит из его великанского происхождения. Характер второго супруга, Одина, более противоречив, и, следовательно, потомство от этого брака оказывается более развитым и сильным, нежели потомки от первого брака. Деллинг – это абсолютная, полярная противоположность Ночи, и их объединение не только порождает трансцендентное бытие – то есть День, - но и поднимает божественных партнеров на тот же уровень трансцендентности.

    Дагаз завершает процессы, начатые Гебо и Эльхаз. Синергетический обмен активными энергиями, «алхимическая свадьба» , воплощенная в руне Гебо, достигает своего пика в Дагаз. Эту руну справедливо будет сравнить с «философским камнем» , объектом духовных поисков. В сексуальной алхимии, Дагаз символизирует момент оргазма, когда цель работы воплощается в жизнь. Как завершение Эльхаз, - момента единения с валькирией и высшими сферами, - Дагаз описывается в «Речах Сигрдривы» , где Сигурд должен пройти сквозь некий барьер, описываемый по-разному – и как стену из щитов, и как огненная преграда (Эльхаз ), чтобы пробудить валькирию Сигрдриву, которая после пробуждения говорит «Славься, день!» [1].

    Дагаз символизирует достижения трансцендентного состояния сознания, в котором человек становится единым целым с Вселенной в ослепительной вспышке прозрения. Это момент постижения вечных истин, достигаемых в описанной Гегелем динамике «тезис - антитезис-синтез» .

    Это самая полезная для медитаций руна. Она преобразует бытие и сознание на всех уровнях.
    В магии, Дагаз применяют для доведения чего-либо до конца, завершения какого-то процесса, особенно в случаях, описанных выше. Это полезно во всех «алхимических» работах – как практических, так и связанных исключительно с сознанием.

    В ритуальных практиках, Dagaz знаменует «время силы» на восходе и закате Солнца.

    Применяемый вместе с другими рунами, Дагаз синтезирует их силу в единое трансцендентное сознание. Как правило, это бывает особенно нужным в работе с рунами вдохновения или мудрости.

    Дагаз -руна победы и новых начинаний, уже на более высоком уровне; воспользовавшись ею, можно довести ваши начинания до этого уровня.

    Камнем, связанным с Дагаз, считают флюорит , который может сбалансировать темную и светлую силы в человеческом разуме. Обратите внимание, что если посмотреть на октаэдрический кристалл флюорита сверху, то с любого ракурса вы увидите две сплетенных руны Дагаз.

    Дагаз: медитация


    Вы сидите на вершине горы. Ночь, в черном небе над головой сверкают далекие звезды. На вас черные одежды, такие тяжелые, что тянут руки вниз. Ваши движения медлительны, а мысли заторможены, словно под действием ночного холода.

    Медленно, на первых порах почти незаметно для глаз, небо на востоке начинает сереть. В свете новорожденного утра становятся четче очертания гор вокруг вас, темнеют звезды на востоке.

    Дневной свет становится все ярче, и вот уже горные пики окрашиваются в черный и синий,- это юное Солнце сбрасывает с мира тяжелое одеяло ночи. Подножья горы еще скрыты тенями, и одинокие ели теряются в этом океане мрака, но приходящий с востока свет нового дня уже дает возможность рассмотреть гору, на которой вы сидите, - можно различить зубчатые бока серых валунов, сухую землю и редкие ростки травы, напоминающие грубую волчью шкуру. Небо над головой уже темно-синее, утренний свет на востоке не такой бледный, и первые лучи Солнца уже расцвечивают окружающий мир. Только на западе, за вашей спиной, еще видны неяркие утренние звезды.

    Восток освещается все ярче и ярче, - уже можно различить ветви в кроне черной сосны прямо под вами. Океан света медленно заливает темно-синее ночное небо, наполняя мир золотым, розовым и небесно-голубым - цветами нового дня.

    Когда край пылающего солнечного диска встает над серыми горами, вы вскакиваете на ноги; тяжесть, что тянула вас ночью к земле, внезапно исчезла. Голова легка настолько, что вы чувствуете даже легкое головокружение. Вы поднимаете наполненный золотым в свете Солнца питьем рог и припадаете к нему – мед и огонь опаляют горло. Вы словно зависаете в воздухе между днем и ночью, в момент когда они сменяют друг друга, когда их сила достигает своего пика. Исполненный радости, вы отбрасываете рог и скрещиваете руки на груди в виде руны Дагаз, чувствуя, как день и ночь встречаются внутри вас. Вы в восторге кричите:

    «Славься, день!
    И вы, дня сыны!
    И ты, ночь с сестрою!
    Взгляните на нас
    благостным взором,
    победу нам дайте!
    
    Славьтесь, асы!
    И асиньи, славьтесь!
    И земля благодатная!
    Речь и разум
    и руки целящие
    даруйте нам!
    
    Славься!» [2]. 


    Постепенно вы возвращаетесь в свое тело, зная, что трансцендентная сила и мудрость руны Дагаз навсегда останутся внутри вас.

    0 0



    Выбрался в кои-то веки в библиотеку им. М.А. Волошина, на лекцию victorsolkin'а, приуроченную к 90-летию со дня находки гробницы Тутанхамона Говардом Картером.

    В зимних лекциях о Египте есть все-таки что-то иномирное.

    Огромное спасибо за интересный материал!

    0 0
  • 12/15/12--08:45: ...



  • Наконец-то в приятной компании polundra13выбрался в ближнее Замкадье Мытищинский "Оружейный Дом". Это ж прогрессивные люди в центре Москвы гуляют , а мы так, по периферии катаемся - причем именно зимой: в теплое время нет того удовольствия.

    По сравнению с Темпганом'ом оказалось чуть удобней добираться, но поездка наша периодически вновь была похожа на анабазис бравого солдата Швейка - двух Швейков, если уж совсем точно.

    Оружейный магазин в подвале ментовки - это сильно.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr




    Художник Анатолий Кудрявцев


    Отала



    Гальдра-звук :оооооо (как в слове "клятва" (oath)

    Буква

    Поместье дорого 
    каждому, кто 
    тем доволен, что верно 
    и согласно обычаю 
    в его жилище, 
    подчас в процветании. 


    (С) Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая

    Основной идеей, формирующей руну Отала, состоит в границе – как линии, разделяющей внутреннее пространство усадьбы ( innangardhs ) от внешнего мира ( utangardhs ), или, иными словами, отделяющее хорошо известное человеку от неведомого и опасного. Вполне естественно, что эта «граница» тесно смыкается с земельным наделом, который мог передаваться по наследству, а также с такими категориями, как «род», «социальный статус», и даже «закон» и «обычай». Например, Отала устанавливает степень родства, при которой человек вправе будет отомстить за вред, причиненный семье, убив обидчика или же потребовав с нарушителей материальную компенсацию[1]. Границы закона были четко определены практически в каждой ситуации, и обычно были напрямую связаны с наследием и родом. Хотя тевтонцы и не обожествляли чрезмерно аристократов, или даже выходцев из царских родов, тем не менее они делали сильное различие между детьми свободных родителей, детьми крестьян-бондов и детьми рабов-трэллей. Исключение составляли дети, рожденные свободными женщинами вне официального брака, или же определенные союзы между представителями разных социальных групп, когда отец, с согласия родственников, проводил специальный обряд принятия ребенка в семью. Кроме того, если ребенок из любой страты рождался слабым или увечным, его не убивали сразу, а лишали поддержки рода, оставляя за пределами общинной территории, - испытание, которое не всегда мог выдержать даже здоровый взрослый, о чем свидетельствует высокая степень серьезности преступлений, карой за которые служило изгнание. Северяне, впрочем, не выделялись особой жестокостью в этом вопросе в сравнении с другими народами того времени, и были гораздо мягче, например античных спартанцев; но сами условия жизни были таковы, что люди не могли позволить себе такой нерациональной траты своих ограниченных ресурсов. Считалось, что в первые девять дней жизни ребенок еще не обладал душой и, таким образом, не являлся в полной мере человеком. Лишь ритуал имянаречения связывал ребенка с его душой и вводил его в пространство семьи, после чего какое-либо воздействие на него расценивалось как попытка к убийству.

    Как руна наследия, Отала управляет не только границами рода, но и секретами унаследованных сил и способностей. Эта руна связана с мудростью кюн-фюльгьи - духа-хранителя, родственного фюльгье, валькирии и дисе. Кюн-фюльгья – это женская персонификация силы конкретной семьи, обычно связанная с главой рода, но нередко она переходит и к его младшим представителям, если они лучше подходят для обладания этой мощью. Отала правит как унаследованным вами от непосредственных земных родителей, так от «духов предков» - то есть предыдущих поколений вашего рода. Земное или духовное наследие – или оба они, будучи гармонично связаны, - могут определять природу вашей личной силы. В итоге мы снова возвращаемся к «наследной землей» (óðalvöllu ) из «Песни о Риге» - божественному наследству, которое символизирует Манназ. Это руна могущества Одина как Всеотца: владея одновременно могуществом йотунов и богов, он стал отождествляться с источником силы для каждого живого существа. Его претензии на это наследие делают Владыку асов подходящей фигурой на роль вождя каждого рода.

    Хотя Отала и выступает в качестве ограды, она не обозначает полной изоляции. Эти границы можно расширить с помощью силы Гебо, выражаемой брачным союзом, предоставлением /получением заложников, или взаимоотношениями между вождем, «кольцедарителем», и его дружинником, - хотя узы кровного родства обычно оказываются куда сильнее, чем в случае ритуального введения в род.

    В качестве последней руны и завершения всего строя Футарка, Отала содержит в себе все предшествующие ей руны; хранит силу рун, как наше собственное духовное наследие

    Эта руна используется для укрепления родовых связей, особенно относящихся к семейным традициям и религиозным практикам. Речь идет о физическом родстве или связях с предками, - то есть родстве по крови и родстве по духу.

    Отала применяют, чтобы обрести мудрость и силу из всех источников, которые дарует ваше происхождение, включая знания и таланты из прошлых жизней. Для этого полезным будет применять Оталу в сочетании с рунами Ансуз и Манназ (обратите внимание также на их числовое соответствие). К Отале можно обраться с целью получения наследства, для решения правовых вопросов, связанных с землей, или чтобы вернуться на родину предков, откуда берет начало история вашего рода.

    Эта руна помогает обрести богатство – но лишь богатство в виде недвижимого имущества, в отличии от мобильных ресурсов, с которыми связана Феху . Отала также хранит то, чем вы обладаете по праву.

    Это руна одновременно включения и исключения; используемая во вредоносных манипуляциях, она - в определенных сочетаниях и при должном назначении,- способна «выбросить» человека «за границу», то есть, на том или ином уровне, вытолкнуть его из человеческого общества. Также она может вызвать у людей впечатление расового или культурного предубеждения перед ними. Работая с этой руной, витки всегда должен быть осторожен, чтобы не позволить ей «связать» себя!

    В ритуалах, Отала символизирует круг, или связывается с ритуалом создания замкнутого магического пространства. Вне круга пребывает обычная повседневная реальность (Мидгард); круг витки представляет собой священное пространство, эквивалент Асгарда. Помимо этого, Отала связывается с мистериями предков, и «кровью и духом» нашей отчизны, как некой истиной, содержащейся во всех наших представлениях о «родной земле» .

    Применяемая вместе с другими рунами, Отала определяет сферу их совместной работы, особенно в тех случаях, когда вопрос касается границ - магических, социальных или физических. Эта руна хороша в качестве элемента формулы защиты. Ее также можно использовать для медитаций, рассчитанных на то, чтобы больше узнать о вашем прошлом.

    Отала тесно связана с фрагментами окаменелых деревьев , - прекрасными помощниками там, где дело касается воспоминаний и возвращения талантов из прошлой жизни; также окаменелые деревья способны пробудить дремлющего много сотен лет дракона – силу ваших предков.


    Отала: медитация


    Долина в лучах заката. Вы стоите подле дома, в просторном огороженном дворе. Тут вы живете с самого рождения, это дом вашего детства, - клочок плодородной земли, окруженный высокими скалистыми горами. Вы обходите простирающуюся вокруг маленького поля ограду, на ходу латая все дыры и повреждения, которые обнаруживаете.

    Когда солнце уходит за горные вершины, небо стремительно темнеет. Ветер, что прилетает с гор, завывает и стонет, обрушиваясь вниз и леденя кровь. В наступившей ночи, среди порывов холодного ветра, ограда начинает светиться слабым золотым светом. Вы чувствуете, как за ее границами перемещается какие-то дикие создания, но можете увидеть лишь тени, что отбрасывают их уродливые тела.

    Вот приближается одно из порождений ночи, двигаясь то на двух, а то на четырех лапах, поднимая голову и обнюхивая ограду. Тварь похожа на человекоподобного волка – или на волкоподобного человека, - плосколицая, с длинными лапами, вся заросшая грубым серым волосом. Чудовище издает отчаянный, тоскливый вой – от этого звука у вас встают дыбом волосы и пробегают по спине мурашки, - и бежит обратно, в ночь. Вы знаете, что видели варга, - проклятого изгнанника, пребывающего вне закона, обреченного жить по-волчьи, вдали от семьи и рода, и вздрагиваете, испытывая сразу и жалость, и отвращение.

    Наконец вы закончили обходить ограду. Уверенный, что пробить его ничто не сможет, вы входите в дом. Внутри ужинает семья; дом полон тепла и радости, и вы с удовольствием присоединяетесь к домочадцам.

    Во время еды вы краешком глаза замечаете слабое свечение. Повернув голову, вы видите на полу руну Отала, сияющую золотым светом. Внутри нее стоит женщина в золотых одеждах. В ее волосах седые пряди, хотя на вид она высокая и сильна; светлее глаза излучают мудрость. Хотя вы ее и не знаете, но по чертам лица догадываетесь, что незнакомка – тоже член вашей семьи.

    Ваша родственница манит вас. Вы откидываете волосы и идете к ней, входя в контур руны через смыкающиеся черты у ее основания. Когда вы входите, руна начинает разрастаться, пока не возникает ощущения, что вы и ваша родственница находитесь в небольшом домике, - напоминающем те, в которых сотни лет назад жили ваши далекие северные предки; в глаза бросается утоптанный земляной пол, соломенная крыша, горящий в середине комнаты огонь, от которого тянется вверх струйка дыма, и яркие звезды, светящие через отверстие дымохода. Вы чувствуете силу, словно бы втекающую в босые ноги от земляного пола; приходит знание о том, что земля под ногами – это частица вас: она наполнена кровью и костями множества поколений ваших предков, праотцов и праматерей. Их мощь приходит к вам от земли предков, наполняя силой и магией. Вы чувствуете что внутри растет сила, которая всегда таилась там - сила тысяч предшествующих поколений, сила, подобная захлестывающей вас огромной волне; ваш разум заполняют тайны, приходит мудрость, которую прежде хранила кровь, и дух, что переходил прежде как призрак от отца к сыну и от матери к дочери, наконец-то открывает ваше истинное наследие.

    Кюн-фюльгья вкладывает вам в правую руку какую-то палочку. На ней вырезана большая руна Отала, внутри которой начертан весь Футарк. Ваша хранительница наклоняется, поднимает горсть земли и, вложив ее в вашу левую ладонь, начинает втирать ее, пока земля не станет единым целым с вашей кожей. Пока вы стоите неподвижно, кюн-фюльгья делает шаг вперед, и ее сила, да и самое существо вашего духа-хранителя ,перетекают в вас.

    Постепенно вы возвращаетесь в свое тело, ноги твердо стоят на земле; вы полны силой и мудростью вашего собственного рода, с которым вы всегда можете связаться при помощи руна Отала.

    0 0

    Известный многим моим читателям художник Николай Фомин - nikkolainenсейчас работает над серией иллюстраций, посвящённых символике животных и растений. Все работы выполнены гуашью на бумаге, 21 x 30 см


















    0 0



    Исходная статья здесь

    От переводчика - Некоторое время назад наткнулась на ссылку на очень интересную статью, посвященную гомосексуальности среди викингов.

    Мне статья показалась весьма и весьма интересной - и я решила ее перевести. Пыталась запостить ее в дайри - но увы! Пробую здесь

    Вначале общие соображения

    Первое: я не специалист, историей вообще, и эпохой викингов в частности никогда не занималась
    Поэтому приведенная статья - лишь точка зрения, имеющая право на существование. Автор статьи при написании ее пользовался целым срезом литературы, посвященной сагам и сборникам законов, но я не отрицаю и возможности того, что он просто подгонял факты под свою теорию.

    Второе: к удивлению моему, судя по примерам, приведенным автором, отношение викингов к гомосексуальности было сходным с таковым среди маргиналов/уголовников.

    А именно: резкое неприятние пассивной, "женской"роли, и утверждение роли активной для установления иерархии.

    Это меня немало удивляет - откуда это? Почему?

    Если кто-то захочет прочитать статью в оригинале, то он (оригинал)
    здесь

    А теперь сама статья.


    Гомосексуальность в эпоху викингов


    Мое личное исследование ясно показывает, что в словаре викингов было определение (а соответственно, наличие и понятие) гомосексуальных отношений. Однако нужды сельскохозяйственной/пасторальной культуры требуют деторождения не только для появления рабочих рук, но и для поддержки родителей, достигших старости и потому каждый человек, вне зависимости от своих личных предпочтений был обязан жениться и произвести на свет детей. Нет документальных подтверждений о наличии постоянных гомосексуальных или лесбийских пар во времена викингов; более того, в западной цивилизации до недавнего времени не рассматривалась сама возможность жизни исключительно с человеком своего пола. Коль скоро человек женился, рожал детей и хотя бы внешне не шокировал своим поведением окружающих, его сексуальные партнеры не имели особого значения. Древние скандинавы, пытавшиеся избежать брака в связи со своими сексуальными предпочтениями, наказывались по закону; мужчина, оставшийся из-за этого холостяком, именовался fuðflogi ("муж, бегущий женского полового органа"), а женщина, оставшаяся по тому же поводу незамужней - flannfluga ("та, что бежит мужского полового органа") (Jochens 65).

    Изучение саг и законов свидетельствуют, что мужская гомосексуальность рассматривалась с двух различных точек зрения: не было ничего странного или позорного в том, что мужчина совокуплялся с другом мужчиной, коль скоро он выступал в «активной», мужской роли, а вот к пассивному партнеру в этих отношениях относились с презрением. Следует учитывать, однако, что законы и саги отражают христианское сознание исландцев или норвежцев тринадцатого-четырнадцатого веков, то есть, в эпоху, изрядно отстоящую от языческой. Мифы и легенды показывают, что почитаемые боги и герои участвовали в гомосексуальных актах, что можно рассматривать, как большую толерантность к гомосексуальности у викингов в дохристианские времена. О практике лесбиянства в эпоху викингов история умалчивает.

    ________________________________________

    Терминология древних скандинавов, касающаяся гомосексуальности и отношения к ней


    В кодексе законов и литературе древних скандинавов существовало слово «níð», используемое для оскорблений. Выражали им следующие понятия: «клевета, оскорбление, пренебрежение/презрение, беззаконие, трусость, сексуальные извращения, гомосексуальность» (Markey 75). От níðпроизошли такие слова, как níðvisur ("стихи-оскобления"), níðskald ("скальд-оскорбитель"), níðingr ("трус, человек вне закона"), griðníðingr ("нарушающий соглашения"), níðstông ("презренный, дурной член (половой)") (Markey 75, 79 & 80; Sørenson 29), а также níða ("составление хулительных стихов"), tunguníð ("вербальное оскорбление-níð"), tréníð ("вырезанная из дерева фигурка или деревянная плашка, на которой изображены мужчины, вовлеченные в гомосексуальный акт, переданныйniíðstông’у (см. выше) (Sørenson 28-29). Нид (Níð) был частью понятий, связанных с мужской гомосексуальностью, как-то: ergiили regi (название как имя существительное) и argrили ragr (прилагательное от of ergi) ("желающий играть (склонный к, заинтересованный в) женскую роль в сексуальных отношениях с другим мужчиной, немужественно, женоподобно, трусливо"); ergjask ("стать argr’ом"); rassragr ("задница-ragr"); stroðinnи sorðinn ("используемый мужчиной для сексуальных целей") и sansorðinn ("демонстративно используемый другим мужчиной") (Sørenson 17-18, 80). Мужчина-seiðmaðr (занимавшийся женской магией) бывший argr’ом, назывался seiðskratti (Sørenson 63).

    ________________________________________


    Влияние христианства на отношение к гомосексуальности


    Светские законы Исландии эпохи викингов не включают упоминание о гомосексуальности. Христианская церковь была единственным институтом, полностью запрещающим подобные отношения. В исландской «Книге наставлений» (ок. 1200 н.э) есть проповеди, упоминающие что среди смертных грехов есть и «те, леденящие душу тайные пороки, совершаемые мужами, которые дарят другим мужам уважения не более, чем жене или дикому зверю». Епископ Порлак Порхаллсонв Скахольтском сборнике наказаний (ок. 1178-1193 н.э) перечисляет наказания за девять или десять лет, включающие бичевание за «блуд между мужчинами или между мужчиной и животным», и следующим образом отзывается о лесбиянстве: «если жены ублажают одна другую, дОлжно назначит им то же наказание, что и мужам, повинным в наиболее отвратительном свальном грехе меж собой или с животными». (Sørenson 26) Христианство считает достойными презрения как активную, так и пассивную роль в гомосексуальных отношениях, тогда как скандинавы-язычники почитали подлежащими осуждению в данных отношениях лишь мужчину-пассива.

    ________________________________________

    Отношение викингов к гомосексуальности и мужественности


    В отличие от христианской концепции, сформировавшей западную культуру, викинги не считали гомосексуальность жестокостью или извращением, противоречащим законам природы. Однако считалось, что мужчина, подчиняющийся другому мужчине в сексуальном смысле, поступит аналогично и в других ситуациях: предпочтет роль ведомого роли лидера, позволит другим думать или сражаться за него. Таким образом, презрение заслуживали не гомосексуальные отношения сами по себе, но скорее неспособность человека постоять за себя, принимать свои собственные решения, самому вести свои битвы – что прямо противоречило северному пониманию самостоятельности. (Sørenson 20).

    Уступить другому мужчине (в сексуальном смысле) приравнивалось к трусости – из-за вошедшей в обычай сексуальной агрессии к поверженным врагам. Данная практика отражена, например, в "Саге о Стурлунгах" (Sturlunga). Особенно ясна она видна в части «Guðmundar dýra», где Гудмундберет в плен мужчину и его жену и собирается в знак унижения изнасиловать обоих. (Ok var þat við orð at leggja Þórunni í rekkju hjá einhverjum gárungi, en gera þat vi Bjôrn prest, at þat þætti eigi minni svívirðing.) (Sørenson 82, 111; Sturlunga saga, I, 201). В дополнение к насилию поверженных врагов нередко кастрировали, о чем так же упоминается в некоторых местах упомянутой саги. Грагас (Grágás)* сообщает, что klámhoggили «позорный удар» по ягодицам считался, наравне с кастрацией, «большой раной» (hin meiri sár), к каковым относились раны с повреждением мозга, живота или кости. Таким образом, кlámhogg, как и кастрация, был для жертвы символом «лишения мужественности» - наряду с проникающими ранениями – и это позволяет с высокой долей уверенности предположить, что данный термин относился к изнасилованию или принуждению к анальному сексу, каковое насилие осуществлялось над проигравшим противником. (Sørenson 68).

    Неизвестно, насколько широко в реальности была распространена практика насилия над побежденными противниками – и существовала ли она до распространения христианства, - но в других культурах, в которых этика агрессивной маскулинизации превалировала столь же сильно, как у викингов, насилие над поверженным противником являлось обязательным элементом.

    Подобный подход – изнасиловать врага, дабы подчеркнуть его унижение – играл против сексуальных отношений между мужчинами: если это применяется для того, чтобы опозорить противника, то попытка установить такие отношения с любимым другом расценивалась бы как худший вид предательства. (Sørenson 28). Поскольку все упоминания в литературе (особенно перечисление оскорблений) свидетельствуют о том, что именование кого-то sansorðinn’ом, ragr’ом, níðingr’ом или обвинение в ergiозначало, что человека обвинили в соблюдении пассивной роли в анальном сексе, нельзя с уверенностью сказать, относились ли викинги к оральному сексу между мужчинами столь же отрицательно (и вообще сказать, как они относились к оральному сексу, неважно кто и кому его совершал).

    Интересно следующее наблюдение: викинги считали, что пожилой возраст превращает мужчину в argr’а. Об этом свидетельствует хорошо известная поговорка: svá ergisk hverr sem eldisk, «любой становитсяargr’ом по мере старения». Так что возможно гомосексуальность воспринимали более терпимо у людей, вырастивших детей и состарившихся (Sørenson 20), хотя история хевдинга Снорри, зачавшего 22 детей, причем последнего в возрасте 77 лет, прямо перед смертью, ясно свидетельствует, что старость в этом смысле мужчине не помеха! (Jochens 81). Для мужчины, неспособного иметь детей (вследствие импотенции, возраста, стерильности и проч) гомосексуальные отношения могли быть приемлемыми. В повседневной речи таких людей называли «мягкими котами» (kottrinn inn blauði). Упоминание об этом мы находим в Stúfs þáttr - эпилоге "Саги о людях из Лососьей долины" (Laxdæla), в беседе между норвежским конунгом Харальдоми Стюфом, сыном Торда Кота (Þórðr kottr). Харальд, издеваясь над необычным прозвищем, спрашивает Стюфа, был ли его отец Торд "твердым котом"– или оказался "мягким" (kottrinn inn hvati eða inn blauði). Стюф отказывается отвечать, несмотря на завуалированное оскорбление, но конунг сам признает, что вопрос был глупым, потому что «мягкий (blauðr) муж не мог бы быть отцом». (Jochens 76).

    * Грагас - сборник исландских законов
    ________________________________________

    Упоминание гомосексуальности в оскорблениях


    В скандинавских языках имеется колоссальное количество оскорблений, содержащих намек на гомосексуальность. Судя по литературе, викинги были «отморозками» средневековой Европы. И если бы вы явились в пиршественный зал и назвали кого-то из мужчин гомиком, он отреагировал бы так же, как какой-нибудь ковбой в техасском баре. Разница лишь в результате: вместо удара сапогом по морде, вы получили бы топором по башке, но идея та же самая. Стоит заметить, что употребление слов níð или ergi в качестве обвинения вовсе не означало, что кто-то действительно верил, что обвиняемый является гомосексуалистом. Вызов был символическим – вроде того, как назвать современного отморозка «педиком», дабы спровоцировать его на драку. (Sørenson 20)

    Поскольку тогда – как и сейчас – некоторые оскорбления требовали боя, а то и убийства произнесшего их, скандинавский кодекс законов объявил некоторые виды оскорблений незаконными. Оскорбитель должен был либо принять смерть, либо быть наказанным изгнанием. Норвежские Законы гулатинга (Gulaþing, ок. 1000-1200 н.э) гласит:

    Um fullrettes orð. Orð ero þau er fullrettis orð heita. Þat er eitt ef maðr kveðr at karlmanne oðrom at hann have barn boret. Þat er annat ef maðr kyeðr hann væra sannsorðenn. Þat er hit þriðia ef hann iamnar hanom við meri æða kallar hann grey æða portkono æða iamnar hanom við berende eitthvert.

    О словах бранных или оскорбительных. Вот слова, почитающиеся бранными. Одно их них: если скажет муж иному мужу, что ведет он себя как дитя. И вот другое: если скажет муж, что как женщину брали его. И третье вот: если в речах сравнит мужа с кобылой или блудницей поименует или сравнит с любым животным, вынашивающим потомство. (Markey, 76, 83)

    Исландский кодекс законов Грагас (Grágás, ок. 1100-1200 н.э) вторит норвежскому:

    Þav ero orð riú ef sva mioc versna máls endar manna er scog gang vaðla avll. Ef maðr kallar man ragan eða stroðinn eða sorðinn. Oc scal søkia sem avnnor full rettis orð enda a maðr vigt igegn þeim orðum þrimr.

    И вот три глашения, коих использование составляют столь страшное преступление, что изгнания достоин произнесший их. Если муж назовет иного мужа немужественным (женовидным) или гомосексуалистом, или в открытую возлегающим с мужами, то будет обвинен в брани. И воистину сокорбленный имеет право мстить боем за эти оскорбления.** (Markey, 76, 83)

    Кодекс Фростатинг (Frostaþing) соглашается с этим, прибавляя, что ежели кто сравнит человека с собакой или поименует sannsorðinn’ом, тот совершил fullréttisorðловесное оскорбление, требующее выплаты пострадавшему полной виры). Сравнение же мужа с быком или жеребцом или иным зверем мужского пола – в наши дни считающееся практически комплиментом – требует наказания hálfréttisorð (половинной виры). (Sørenson 16).

    Обмен различными оскорблениями упоминается в литературе и часто встречается в Эдде, как-то в "Песне о Харбарде", описывающим словесный поединок между Одином и Тором; в "Перебранке Локи", где Локи оскорбляет богов; в "Первой песни о Хельги, убийце Хундинга", где идет обмен смертельными оскорблениями между Синфьётли и Гудмундом; в "Песнe о Хельги, сыне Хьёрварда", повествующем об угрозах между Атли и великаншей Гримгед. Другие примеры можно найти во многих сагах, как например "Саге об Эгиле"и "Саге о жителях Озерной Долины" (Vatnsdæla).

    Оскорбления, обращенные к мужчинам, бывают разных видов. Можно издеваться над бедностью противника – так, Один смеется над Тором, заявляя, что тот «босой бедняк, у которого видно тело сквозь прорехи на штанах» (Песнь о Харбарде, 6), или называть противника "рогоносцем" ("Песнь о Харбарде", 48, "Перебранка Локи", 40). Некоторые оскорбления носили откровенно грязный характер:

    Þegi þú Niorðr! þú vart austr heðan
    gíls um sendr at goðom;
    Hymis meyiar hofðo þic at hlandtrogi
    oc þér í munn migo
    .

    "Ты, Ньёрд, молчи! Не ты ли богами
    был послан заложником;
    дочери Хюмира в рот твой мочились,
    как будто в корыто"
    ("Перебранка Локи", 34)

    Оскорбления подобного рода едва ли считались грубыми или отвратительными. Куда более серьезными оскорблениями были упомянутые выше и содержащие намек на трусость или немужественное поведение. Обвинение в трусости, пожалуй, считалась меньшим оскорблением, хотя четкой градации не было:

    "У Тора сил вдоволь,
    да смелости мало;
    со страху ты раз
    залез в рукавицу,
    забыв, кто ты есть;
    от страха чихать
    и греметь ты не смел, —
    не услышал бы Фьялар
    ".("Песнь О Харбраде", 26)

    Другие оскорбления, содержащие обвинение в малодушии, можно найти в "Песне О Харбраде", 27 и 51, а также в "Перебранке Локи", 13 и 15.

    Куда более серьезным было оскорбительное именование мужчины «мерином», подразумевающее трусость и намеки на сексуальные извращения, связанные с лошадьми. Так, великанша Хримгерд обращается к Атли:

    "Теперь не заржешь,
    холощеный Атли,
    коль хвост задеру я!
    Не в зад ли ушло
    твое сердце, Атли,
    хоть голосом конь ты
    "» ("Песнь о Хельги, сыне Хьёрварда", 20).

    И самым смертельным оскорблением было то, в котором содержались указание на женское поведение или сексуальные извращения у оскорбляемого. Обвинение в seiðr’е - "женской магии"или чародействе, подразумевало, что творящий эту магию выполняет женскую роль во время сексуального акта (Sturluson, Prose Edda, 66-68). Над Одином, практикующим seiðr, нередко насмехались именно поэтому. Однако, подобное оскорбление могло употребляться и в ином контексте ("Перебранка Локи" 24, "Песнь о Хельги, убийце Хундинга", 38). Равнозначным оскорблением было назвать мужчину "кобылой"– в открытую ли, или с помощью кеннинга, такого как «Мост Грани». Грани – это знаменитый жеребц, принадлежавший Сигурду Драконоубийце ("Первая песнь о Хельги, убийце Хундинга", 44). Обращение Локи в кобылу привело к появлению одного из лучших коней, Слейпнира, на котором ездил Один, но намек на бисексуальность (в лучшем случае) Локи необратимо подорвал его репутацию (Markey, 79). Как уже упоминалось, к сборнике Гулатинг сравнение с кобылой приравнивается к именованию мужа любым животным, способным принести потомство. Одно из наиболее показательных оскорблений подобного рода имеется в ""Первой песне о Хельги, убийце Хундинга":

    "38. Колдуньей ты был на острове Варинсей,
    как злобная баба ложь ты выдумывал;
    говорил, что не хочешь мужей в кольчугах,
    что один лишь тебе Синфьётли нужен!

    39. Ведьмой ты был, злобной валькирией,
    ты восставал, дерзкий, на Одина;
    Вальгаллы жители распрю затеяли,
    баба коварная, из-за тебя!
    Девять волков на мысе Саго
    мы с тобой вывели, - был я отцом им!
    "

    И это обращено к Гудмунду Гранматссону, одному из военачальников конунга Хельги, и устрашающему воину!

    Оскорбления в языческой Скандинавии могли выражаться и с помощью ритуала, изображающего níðstông (см. выше). Ритуал содержал пять основных элементов:

    1. Недвусмысленная или завуалированная ассоциация с ergi (женоподобным поведением);

    2. Изображение животного, обычно самки (кобылы, например) в качестве тотема, намекающего на потерю мужества у оскорбляемого;

    3. Голова или тело животного, надетое на шест и повернутое к дому или местонахождению лица, против которого обращался нид;

    4. Составленная по определенному шаблону песнь, которую часто записывали рунами на том же шесте, на котором был нарисован тотем;

    5. Просьбы, обращенные к богам или духам вдохнуть в тотем магическую силу и/или выполнить пожелания скальда-оскорбителя (Markey 77-78).

    Упоминание об этом ритуале встречается в пятой книге Саксона Грамматика«Деяния датчан» и в 33-й главе "Саге о жителях Озерной Долины", но самое полное описание дано в Саге об Эгиле" :

    "И сошел Эгиль на берег, и взял ветвь ореха, а потом направился к одной их расщелин, повернутой к большому острову. Там взял он голову кобылы, насадил ее на шест и произнес следующие слова: « Вот я ставлю шест сей во оскорбление короля Эйрика и королевы Гуннхильд». Потом повернул он голову кобылью в сторону большого острова и продолжил: «И обращаю я сие оскорбление против духов-хранителей сей земли, чтобы скитались они, не зная отдыха и успокоения, пока не уведут короля Эйрика и королеау Гуннхильд прочь с земли этой». Сказав, воткнул он шест в расщелину скалы и установил так, чтобы голова смотрела в сторону большого острова, и вырезал на шесте руны, знаменующие речи его" (Герман Палссон и Поль Эдвардс, перевод «Саги Эгиля, стр 148)

    ** Речь идет о т.н. "непроизносимых речах" - ритуальных оскобблениях, за которые пологалось убивать оскорбителя на месте. Убийце не мстили и не брали с него виру.
    ________________________________________

    Лесбиянство в Скандинавии времен викингов


    В источниках эпохи викингов практически нет упоминаний о лесбиянстве. Когда по отношению к женщине использовали женский род слова argr - org, это свидетельствовало о том, что она склонна к похоти и бесстыдству, а не о ее сексуальных предпочтениях. (Sørenson 18). Staðarhólsbók, одна из существующих версий Грагаса (см) запрещает женщине носить мужскую одежду, стричься по-мужски, носить оружие или вести себя подобно мужчине, но в ней нет упоминаний, что женщине запрещено играть мужскую роль в сексуальных отношения. После появления христианства, как упоминалось выше, сексуальные отношения между женщинами сурово осуждалось церковью. Однако в эпоху викингов количество женщин было ограничено – по крайней мере, в Исландии. «Вынесение младенцев» (barnaútburðr) было довольно широко распространено среди викингов, и в первую очередь выносились младенцы женского пола, результатом чего являлось ограниченное количество взрослых женщин***. (Jochens 86). Это означало, что любая женщина, достигшая репродуктивного возраста, должна была по меньшей мере один раз выйти замуж и рожать, пока была в состоянии. Именно это давало женщинам власть, о которой упомянуто в сагах, поскольку женщина могла контролировать мужа, угрожая ему разводом. (Clover 182).

    Однако мужчины также могли иметь наложниц, коль скоро те относились к низшему социальному слою (трэли) (Karras). Во многих обществах, требующих, чтобы женщины, связанные с одним мужчиной, проживали в одном помещении – особенно если женщина не могла отказаться от замужества или иных отношений – могли процветать и процветали лесбийские отношения. Можно, практически не ошибившись, увидеть, что у викингов процветала почти гаремная атмосфера. Женщины обычно находились в kvenna hús - "женском доме" (Jochens 80), или в dyngja ("ткацкая комната"). Мужчины не могли туда заходить под страхом объявления немужественными – за исключением «истинных» героев, т.е. тех, кто бесспорно доказал свою мужественность. Так, Хельги, убийца Хундинга мог прятаться в женском доме, переодевшись в женские одежды, но для не столь известного героя подобное было бы сочтено признаком малодушия. Мужчина же, осмелившийся заглянуть в dyngjaбыл бы ославлен как níðingrи ragrmann (см.) просто потому, что данное помещение полностью активизировалось с женскими занятиями и женской же ролью в обществе ("Вторая песнь о Хельги, убийце Хундинга", 1-5). В обществе с официально принятой полигамией и запретом для женщин на сексуальный акт с кем-то кроме мужа, возникали лесбийские отношения – для удовлетворения не только физических, но и эмоциональных нужд. Если же муж и заставал жену в недвусмысленной ситуации с другой женщиной, он мало что мог сделать, поскольку в случае жалобы она всегда могла с ним развестись. То, что женщин не хватало, давало им немалую власть – пока они были готовы выполнять свою социальную роль как жены и матери.

    *** Не это ли и было причиной возникновения гомосексуальных отношений в первую очередь?
    ________________________________________


    Гомосексуальность и боги, жрецы и герои


    Другой аспект гомосексуальности состоит в том, что боги, герои и весьма чтимые жрецы частенько позволяли себе гомосексуальные, «немужественные» или «сомнительные» действия. Локи, например, можно с полным основанием назвать бисексуальным – по крайней мере, если разбирать его отношения с гигантским жеребцом в "Видение Гюльви", где сказано, что «Локи вступил с Свадильфари (жеребцом) в такие отношения, что спустя время принес жеребенка» - самого известного в мире коня, Одинова восьминогого Слейпнира (Sturluson, Prose Edda, 68).

    Самого Одина, Всеотца и конунга богов напрямую обвинили в ergi или немужественном поведении, из-за того, что он практиковал seiðr, женскую магию, которой научился от богини Фрейи. Не совсем понятно, отчего занятие подобной магией считалось занятием, не подходящим мужчине. Это могло быть связано с тем, что мужа, предпочитавшего поразить врага с помощью магии, а не в открытом бою, можно было заподозрить в трусости, а могло быть связано с сексуальными ритуалами, в которых практикующий seiðr выполнял пассивную роль – и даже пассивную гомосексуальную роль."Сага об Инглингах"поясняет:

    Oðinn kunni þa íþrótt, er mestr máttr fylgði, ok framði siálfr, er seiðr heitr, en af þuí mátti hannvita ørlog manna ok óorðna hluti, suá ok at gera monnum bana eða óhamingiu eða vanheilendi, suá ok at taka frá monnum vit eða afl ok geta oðrum. En þessi fiolkyngi, er framið er, fylgir suá mikil ergi, at eigi þótti karlmonnum skammlaust við at fara, ok var gyðiunum kend sú íþrótt.

    "7. И был у Одина дар, дававший ему силу великую, и им занимался. Seiðr звался дар сей и с помогла провидеть нечто, не случившееся пока, и мог Один через дар сей наслать на иного смерть, или болезнь, или неудачу, а еще мог отнимать у людей силу и дарования их и другим передавать. Ни сила сия сочетается с таким великим ergi, что позор мужу пользовать ее; жриц лишь учат ей".

    Гомосесксуалисты явно встречались среди почитателей ванов. Христианский хронист Саксон Грамматик в своем труде «Деяния датчанотмечает с презрением: «есть-де жрецы Фрейра, кои подобно женам себя ведут и хлопают жонглерам… и женам подобно звонят в колокола». Думезил сообщает о группе жрецов Ньорда и Фрейра, чтимых весьма, но вовлеченных в argr, что волосы стригут подобно женам и даже женские платься на себя надевают. (Dumézil 115).

    Можно возразить, что мораль, принятая среди богов, необязательно распространяется на людей. Однако известен целый ряд героев, виновных в ergi – вроде Хельги, убийцы Хундинга (см. выше). Другим известным ragr’ом был знаменитый исладский герой Греттир, о котором сказано: «и брал он дев, и вдов, и чужих жен, и сыновей крестьянских, и старшин и купцов, и аббатов с аббатисами. И с коровами и козами близок был, да и со всеми созданиями живыми»**** (Sørenson 18). Судя по саге, никто не смел порицать его из-за его огромной силы и сексуальной мощи.


    **** Ну и сексуальная мощь! Нет, тут явное поэтическое преувеличение - причем немалое
    ________________________________________

    Гомосексуальная проституция


    Другое свидетельство, что в некоторых случаях гомосексуальность считалась приемлемой, основывается на факте, что некоторые мужчины были наложниками иных мужчин или проститутками. В Olkofra þáttr, коротком рассказе, приведенном в манускрипте Moðruvallabók (ок. середины XIV в.) приводится термин argaskattr, означающий «установленную цену или иную плату мужчине-argr’у за сексуальные услуги». Дальнейший исследования показывают, что эта плата была крайне низкой. (Sørenson, 34-35). Напрашивается вывод, что как и иные наложники/цы эти мужчины, продающие свои сексуальные услуги другим мужчинам, относились к низшему социальному классу, трэлям. (Karras).

    ________________________________________

    Однополые пары в искусстве


    Небольшая часть информации базируется и на внимательном рассмотрении дошедших до наших дней предметов искусства. Существует немалое количество золотых брошей, на которых изображены обнимающиеся пары. Обычно считается, что на них представлены Фрейр, бог, благославляющий плодовитость пары и Герд, прекрасная дева-великанша. Многие исследователи, как например Хильда Эллис-Дэвидсонсчитают, что эти броиш использовались на свадьбах (Эллис-Дэвидсон, Мифы и символы, стр 31-32 и 121). Однако, если вглядеться пристальнее, по карйней мере на двух из существующих брошей изображены однополые обнимающиеся пары: на одной две бородатые фигуры, а на другой – две женщины, с длинными, характерно заплетенными волосами, большой грудью и одетые в платья!

    Поскольку упомянутые броши ассоциируются со свадьбой и сексуальной близостью, не будет нелогичным предположить, что эти две броши представляют и/или знаменуют гомосексуальные отношения. Разумеется, на брошах просто может быть изображение двух обнимающихся друзей. Другое возможное объяснение: во многих культурах людям не разрешено танцевать с партнером противоположного пола, но лишь своего; следовательно, на броши могут изображены танцоры.




    _____________________________________

    Заключение


    Самое важное в данном исследовании – помнить, что все записи об эпохе викингов были сделаны через 200-300 лет СПУСТЯ описываемых событий. Если вы попросите у целого ряда американцев описать вам в подробностях жизнь Джорджа Вашингтона, будьте уверены: вас забросают фактами, большая часть которых не соответствует действительности… а ведь мы изучаем жизнь Вашингтона! Нельзя наверное утверждать, что саги совершенно точно описывают древнее время и обычаи. А записи, сделанные в 1200-1300гг сделаны христианскими летописцами, резко отрицательно относящимися к гомосексуальности. Судя по записям, оставленным христианами, гомосексуальность не в эпоху викингов не поощрялась. Нельзя с уверенностью предполагать, что в более ранние времена к гомосексуалистам относились лучше или терпимее, поскольку «золотой век» культуры Скандинавии падает на 600-800 гг, до истинного начала эпохи викингов, и до нас от тех времен дошли лишь обрывки старинных легенд.

    ________________________________________

    References


    • Bax, Marcel and Tineke Padmos. "Two Types of Verbal Dueling in Old Icelandic: the Interactional Structure of the senna and the Mannjafnaðr in Hárbarðljóð" in Scandinavian Studies 55:2 (Spring 1983) pp. 147-174.
    • Clover, Carol J. "The Politics of Scarcity: Notes on the Sex Ratios in Early Scandinavia." Scandinavian Studies 60 (1988): 147-188.
    • Damsholt, Nanna. "The Role of Icelandic Women in the Sagas and in the Production of Homespun Cloth." Scandinavian Journal of History 9 (1984): 75-90.
    • Dumézil, Georges. From Myth to Fiction: the Saga of Hadingus. Chicago: University of Chicago Press. 1970.

    • Ellis-Davidson, Hilda R. "Insults and Riddles in the Edda Poems," in Edda: A Collection of Essays. eds. Robert J. Glendinning and Haraldur Bessason. Manitoba: University of Manitoba Press. 1983. pp. 25-46.

    • Ellis-Davidson, Hilda R. Myths and Symbols in Pagan Europe: Early Scandinavian and Celtic Religions. Syracuse: Syracuse University Press. 1988.

    • Hollander, Lee M. trans. The Poetic Edda. Austin: University of Texas Press. 1962.
    [References to poems of the Poetic Edda are indicated in the text by the name of the poem and the verse number].

    • Jochens, Jenny. Women in Old Norse Society. Ithaca: Cornell University Press. 1995.

    • McGrew, Julia H. and R. George Thomas, trans. Sturlunga Saga. 2 vols. New York: Twayne. 1970 and 1974.

    • Karras, Ruth M. "Concubinage and Slavery in the Viking Age," Scandinavian Studies. 62 (1990): pp. 141-162.
    • Markey, T.L. "Nordic Níðvisur: an Instance of Ritual Inversion?" in Studies in Medieval Culture 10 (1977) pp. 75-85.
    • Sørenson, Preben M. The Unmanly Man: Concepts of Sexual Defamation in Early Northern Society. trans. Joan Turville-Petre. The Viking Collection, Studies in Northern Civilization 1. Odense University Press. 1983.

    • Stromback, Dag. Sejd: Textstudier I Nordisk Religionshistoria. Stockholm: Hugo Gebers Förlag. 1935.
    • Sturluson, Snorri. Heimskringla: History of the Kings of Norway. Lee M. Hollander, trans. Austin: University of Texas Press. 1964.
    [References to selections of Heimskringla are indicated in the text by the name of the selection (i.e., Ynglingasaga) and the chapter number.]

    • Sturluson, Snorri. The Prose Edda. trans. Anthony Faulkes. Everyman Paperback Classics. London: J.M. Dent. 1995.

    • Sturluson, Snorri. The Prose Edda. trans. Jean I. Young. Berkeley: University of California Press. 1954; Reprint 1962.


    P.S.2 На картинке изображен фрагмент из Песне о Трюме, а не то, о чем можно было бы подумать :)

    0 0



    Глаза мухоморов во тьме ищут Одина,
    Мы скоро дойдем до Неведомой Родины...




    В ознаменовании конца цикла решил культурно обогатиться и приобщиться к прекрасному, что и осуществил.

    Вывод и впечатление одно - КН выборочно хорош как студийная группа, но на концертное электричество я точно больше не ходок. Когда не разобрать слов ни одной песни - оно атмосферно, слов нет,но я люблю у Рыбьякова немного не это. Разумеется, кому-то больше нравится в их творчестве период "сибирского панка"нежели "алхимического шансона", но я к сибирскому панку в принципе отношусь довольно прохладно, за исключением пары-тройки песен.

    Посему, для приведения себя в полный фен-шуй, отворяю бутылку подаренного мне на юбилей скотландского виски и ставлю "Орден Черного Искусства".

    Завтра же, в конце концов, праздник.

    ..Лишь черные лебеди сядут на шаткий карниз.
    Реальность меняется и радости больше не будет.
    В подвалах пятиэтажек адепты копают ступеньки вниз,
    Все глубже и глубже, сквозь породы пластмассовых буден.

    А сочельник - он за благословением где-то вдали,
    Нам к нему не добраться, можно лишь потянуться руками
    И нащупать холод железа, что торжественно падает. Жди,
    Когда закружатся лунные карлики ночи, почуявши падаль

    Вот так и наступает несуществующий рай...

    Только стены вечной пещеры сохранят злую тайну светил,
    Как трактаты о черном, о белом и режуще алом
    Разрушая пространство иллюзий, раздвигая границы могил
    Я останусь один на один с безразличием карнавала...

    Вот так и наступает несуществующий рай...

    0 0



    С чем, собственно говоря, и имею поздравить широкую общественность. Идея отождествить конец ЦИКЛА с концом СВЕТА суть прекрасный образчик современной дегенеративной культуры. Ведь сами индейцы боялись не столько самого конца цикла, сколько неизвестности, которую он сулил...

    "Никто не знал, поднимется ли светило вновь над покорно приготовившимся к закланию мирозданием. Каждый индеец понимал, что Солнце может больше никогда не взойти, и тьма воцарится во Вселенной навек, предвещая скорый ее распад, как и записано в священных книгах.

    И только когда оно, наконец, озаряло далекие темные холмы и кроны деревьев, они спускались вниз и возвещали своим близким благую весть: мрак рассеялся, мир пощажен — по крайней мере, еще на пятьдесят два года
    ".

    Дмитрий Глуховский. Сумерки



    Так что на выходе прогностику отечественных "малых народов"следует признать более убедительной


    "Земля уничтожится, когда черный кончик заячьего уха станет белым, а косули, выбегающие из тайги, копытами будут высекать огонь. Я видел в тайге зайца. Кончик уха у него еще черненький. И оленя видел в Еланцах – он не высекает копытами огонь. Так что конца света пока не будет".

    Валентин Хагдаев, бурятский шаман

    0 0
  • 12/21/12--12:58: Йоль


  • Доброй охоты и яркого огня.

    Счастливого Йоля

    0 0

    САГА О ЙОУНЕ СИЛЬНОМ /SAGAN AF JONI STERKA/


    (начало "Саги о Йоуне Сильном"жителей Эй-фьорда из коллекции Йоуна Арнасона, том I, стр. 323-24)


    Был как-то в Исландии человек по имени Йоун. Он жил на востоке Эйрар-бакки вместе со своей матушкой. Этот Йоун прославился как редкостный силач.

    Каждую весну приплывал в их края один торговец, сбывал летом свои товары, и отбывал осенью восвояси. Случилось однажды Йоуну быть поблизости, когда вновь приплыл торговец и собирался выгружать на берег свое добро - бочки с мукой. Увидя Йоуна он взял две полных бочки, связал их вместе и сказал, что отдаст их задаром, если Йоун донесет их до своего дома. Тогда забросил наш силач обе бочки себе на плечи и играючи снес их к себе. Видит торговец что придется с этим смириться, но понятно, что потеря бочек пришлась ему весьма не по вкусу. Спустя какое-то время встречает он Йоуна и говорит ему:

    - Следующим летом подвергну я тебя испытанию посерьезней - привезу я паренька, с которым ты померяешься силою.

    Йоун отвечает, что ему, мол, все равно, хотя согласен он бороться с обычным человеком*, но не собирается, говорит, выходить против троллей* или негров* . На том они и расстались; уплыл торговец прочь.

    Прибывает он, как обычно, следующей весной. Находит затем Йоуна и уведомляет того, что пришло время для поединка с одним молодцем, коего он привез из далека. Йоун соглашается с великой неохотой, "ибо дурные предчувствия гнетут меня относительно этого противника."Отправляется он к себе и подготавливается к схватке следующим образом: прилаживает он один кусок войлока себе на спину, а другой на грудь, и обворачивает свои руки пеньковым канатом так, чтоб нельзя было его самого с легкостью стиснуть. Затем набрасывает он поверх себя широкий плащ. После, идет Йоун туда, где торговец выбрал площадку для борьбы и воздвиг там уже большую каменную плиту с острым краем.

    Тут видит Йоун, что четверо моряков ведут на берег негра, и был тот ужасен - тучен как бык и черен словно Хель*. Как только подошли они поближе - тотчас спустили своего питомца. Бросился тот словно разъяренный тролль на нашего Йоуна. Схватились они не на шутку. Чувствует Йоун что недостает ему сил против негра. Тогда не остается ему ничего другого, кроме как сначала только лишь обороняться. Длится это до тех пор, покуда не выдохся чудовище-негр - ни вывесил язык, и не изошелся пеной. Затем гонит его Йоун к плите, а приблизившись к ней, прыгает через нее, и ударяет негра о плиту с такой силой, что разлетается на куски грудь монстра, да так, что издох он там.

    Невероятно разозлися торговец на это, ибо с трудом добыл он своего негра, и возлагал на него большие надежды. Говорит он Йоуну:

    - Ну, либо ты добудешь для меня самую наиученейшую книгу*, какая только существует на свете, или же погублю я тебя!

    Йоун отвечает что не боится его угроз. На том расстаются они, и осенью торговец убирается восвояси...



    * Обычный человек (mennskur maður)- "человеческое существо, смертный человек". Таким термином древние германцы особо обозначали обычных людей (т.е. себя и своих соседей - кельтские, финно-угорские, романские, греческие и славянские народы), обособляясь как от светлых "сверхестественных"племен (асов, ваниров, эльфов), так, главным образом, и от сил мирового зла, которые выступят в конце мира против асов, людей и др. с целью разрушить существующее мироздание и погрузить все в хаос. Полу-эльфы и полу-тролли (hálf-tróll, blendingar) уже не относились к mennskir menn.

    * тролли (исл. tröll) - Северные великаны-тролли были крайне безобразны. Появлялись они на земле ночью. Глаза их во тьме горели вечной яростью и злобой на угрюмых, цвета лыка с пеплом, лицах. На рассвете, под солнечным светом они, если не успевали укрыться под землю, превращались в скалы. Исландия изобилует такими скалами, название коих указует на происхождение их из окаменевших троллей. Скандинавы четко отличали великанов-троллей от других разновидностей великанов и гигантов: турсов, йотунов, скальных-жителей, "рисар", сыновей Муспелля и др...Позже, троллями стали называть демонов.

    * негры (исл. blá-menn)- буквально, "иссиня-черные люди": " 1) эфиопы, негры; 2) черные демоны, черти". (См. Дж. Толкин "Sigelwara land", I, стр. 192, примечание 2, Medium Ævum.) Возможно второе значение blá-menn имеется в виду в главе первой "Круга Земного"(?): "В Большой Швеции....множество разных народов и языков; (там есть) великаны и карлики, и blá-menn ...."

    * По представлениям германцев и скандинавов Хель - повелительница поземного мира, в котором находились чертоги умерших от старости и болезней людей. Подробнее см. краткое примечание к "Гейрмунду Кожа-как-у-Хель"ниже.

    * наиученейшая книга (исл. vísinda bók) буквально, "книга знаний". В исландском это выражение имеет (как и все, что касается глубокого знания) магический оттенок. Сравни vísinda-kona - "пророчица, прорицательница":

    "Гвюдрид и говорит:

    - Я не ворожея (fjöl-kunnigr) и не прорицательница (vísinda-kona) src="trans-win.files/pic183.gif" align=absBottom> хотя...моя приемная мать научила меня песне призывающей духов (varð-lokur) ...

    Затем подходили все к прорицательнице (vísinda-kona) ...и спрашивали у нее то, что им было наиболее любопытно знать."


    ("Сага о Торфинне Карлсефни"или
    по-другому "Сага об Эйрике Рыжем")


    (C)Леонид Кораблев. Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом Народе.


    Обещался в рамках дискуссии на предмет изображения Хеймдалля в одном, гхм, популярном фильме, выложить любопытную сагу, что и делаю.

    0 0

    Королева,тише: ты слышишь - падает снег;
    Да, королева, - это всё-таки Новый Год!


    (C) Борис Гребенщиков



    Вообще-то, конечно, de mortius aut bene aut nihil bene - но сказать про покойника что-то особо хорошее мне сложно. Паскудный для меня был год, называя вещи своими именами. Я очень не люблю запах розового масла долго пребывать в подвешенном состоянии и зависеть от чьих-то милостей - а этого добра уходящий год мне поднес, прямо скажем, в количестве.

    Хоть все живы-здоровы, и то хлеб. Про "счастливы" - ну так кормить в дороге никто и не обещал.

    Но были, разумеется, и приятные моменты. Очень хочу поблагодарить anton_platov'а, annablaze, sane_witch,smelding'а и victorsolkin'а - эти люди, в общем-то, дали мне все то положительное, что принес 2012 год. В том, что касается новых полученных знаний, так точно. И спасибо старым друзьям - в первую очередь за то, что вы есть, и за то, что вы именно такие.



    Пускай моя персональная змея на приходящий год станет вот такой. И символ интересный, и слоган хороший.

    Поздравляю с наступающим Новым годом своих читателей - спасибо за "обратную связь", полезные ссылки и плодотворное общение - надеюсь, в уходящем году вам было здесь интересно. Пусть желания сбываются, беды проходят мимо, и пусть ваше будущее не не станет таить неприятных сюрпризов.

    P.S. На сем моя сегодняшняя интернетная и телефонная активность прекращаются. Запланированный холстяцкий сабантуй в компании братца Вука полчаса назад торжественно приказал долго жить, посему проведу вечер в компании бутылки коньяка, любимой собаки и не менее любимой трубки.

    За окном наконец-то падает снег...

    0 0



    "Сабля относилась к категории так называемого холодного рубящего оружия, и с ее помощью поляки одержали много побед. Она стала любимым оружием народа, оружием, которое польский рыцарь отдавал в бою только одновременно с жизнью. Эмоциональная связь поляка с его саблей - явление уникальное в психологии военного дела"

    (с) Зигмунд Глогер, Старопольская энциклопедия


    Януш, Барток и Кшиштоф Синявские, фехтовальщики, воссоздающие технику боя польской саблей

    Это те самые люди, что ставили поединки в "Огнем и мечом"

    Вельми дзякую за наводку korabelny_kot, смотреть одно удовольствие.

    0 0



    Трудхейм


    Первая подборка картинок находится тут



    Ран
















    Использовал ее в ч/б в качестве иллюстрации к моему первому переводу "Тевтонской магии". Когда закончу перевод, надо будет поблагодарить человека.


    0 0
  • 01/12/13--13:09: ....


  • Дети Локи


    Другие работы можно посмотреть здесь. Порой весьма недурно.

    Благодарю за наводку sane_witch

    0 0



    Комплект X-Bionic Energy Accumulator . Даже не из-за речки, вопреки обыкновению моему, а вот отсюда. Ценник, как X-Bionic и свойственно, конский, но покупать вещи с расчетом один раз лет на несколько - привычка очень дурная.

    Вообще нужно будет дальше поиграться с трехслойной системой. Пристально гляжу в сторону Сиверы. Ми-ми-милитари - оно, конечно, прекрасно, но порой душе хочется чего-то другого...

    0 0



    В пятом, йольском, номере журнала Гьяллархорнвышел мой старый переводо Дикой Охоте. Огромное спасибо за помощь при работе над текстом tradisи sane_witch.

    Помимо Гундарсона, в журнале можно ознакомиться с интересной статьей esgalо Лапинлахти - святилище у деревни Ольховке, переводами tradisоб Одине, валькириях, и поэмой «Йольских ребятах», и еще с неколькими переводами и статьями.

    За подробностями о том, как заказать-купить-получить и т.д. прошу в группу

    0 0
    0 0
  • 01/26/13--06:20: Сабанеевка 2013
  • В поездках на собачьи выставки в качестве зрителя есть что-то общее с поездками в таком же качестве на исторические реконструкции. Если не участвовать самому, то смотреть со стороны как-то и не шибко интересно.

    Все таки я иррационально не люблю большие выставки.Хотя ринги борзых были недурны.

    Рад был увидеться со старыми знакомыми.

older | 1 | .... | 6 | 7 | (Page 8) | 9 | 10 | .... | 27 | newer