Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


Channel Description:

... зеркала дым... - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 9 | 10 | (Page 11) | 12 | 13 | .... | 27 | newer

    0 0



    Кн. Г.С.Гагарину


    Клянусь обеими богинями –Деметрой в венке из золотистой пшеницы и лиловохитонною Персефоной, под властью которой теперь существую, - я, Хелидонион, дочь Праксинои, честно исполнила свое земное предназначение.

    В детстве я пасла на скалах близ берега вечношумящего моря возлюбленных Афродитою коз.

    И Она, чье дыханье слышно в ночном дуновении теплого ветра, чье бессмертное сердце заставляет мерно колыхаться волну и содрогаться влюбленных, вложила мне в грудь томящее душу желанье.

    Красно-бурые скалы и темную зелень родных тенистых дубрав без сожаленья покинула я ради белых домов пыльного шумновеселого города.

    Много юношей, очи которых блестят вожделеньем, много чернобородых полных сил и здоровья мужей, много всею душою к жизни жадно привязанных старцев встретило там меня своими голодными взорами.
    И желанья их всех я утолила. Никто не уходил от меня, не пресытясь любовью, которую я, покорная воле Богини, щедро расточала вокруг.

    Старцы приносили мне золото, янтарь с берегов холодных морей, браслеты из электрона и тяжелые ожерелья с цветными камнями. Этих сокровищ напрасно ты будешь искать в моем саркофаге и лишь возбудишь против себя гнев подземных богов тщетными поисками.

    Загорелые в дальних походах, рубцами вражьих мечей покрытые воины отдавали мне плату свою, полученную от чужеземных царей. В знойные полдни, встав от сна, любила разглядывать я незнакомые лики и странные знаки чуждых монет.

    Купцы и моряки дарили мне яркоцветные ткани, заморские пряные вина, амулеты из Египта и благовонья аравийской земли. Я смеялась, слушая их небылицы про далекие страны за бурным простором сине-зеленых морей.

    Юноши мне приносили цветы. Никогда я не задавала вопросов, в чьем саду были похищены ими махрово-пышные розы, белые нежные нарциссы на длинных стеблях и благовонные темные фиалки. Зачем огорчать понапрасну влюбленных?

    В резных легких одеждах и прозрачных цветных покрывалах танцевала я для мужчин, бешено кружась, так что пышные волосы мои благовонною тучей плавали в воздухе; порой совсем без одежд, с одним лишь венком на заплетенных митрою косах.

    Танцы всех народов и стран одинаково искусно исполняла я перед гостями моими, хотя сама больше всего любила пляску «двенадцати радостей Афрродиты»…

    Неподвижно теперь мое в гиацинтную тунику облеченное тело.

    В последний раз омыв и причесав, завитую и нарумяненную, с подведенными бровями, положили меня в этот каменный гроб рабыни мои и плачущие куртизанки-подруги.

    Мягко женское сердце; не знает оно после смерти соперницы чувства соревнованья и зависти.

    Возле меня лежит только медное зеркальце, из пальмовых листьев сделанный веер и глиняное изображение Афродиты-Астарты…

    Путник, не тревожь покоя гробницы! Ничего дорого не взяла с собою дочь Праксинои; ничего, кроме воспоминанья о тех, кого обнимала…

    Юноши, вы позабыли меня! Но Хелидонион, которую вы когда-то ласкали, вас не забыла и, бродя одиноко во тьме по берегам унылого Стикса, в благодарной памяти перебирает одно за другим ваши лица, как перебирала когда-то в солнечно-знойные полдни, при опущенных ставнях, монеты с изображеньями чужеземных царей.

    ------

    Когда-то я размещал в журнале другой рассказ Кондратьева - Лебеди Аполлона

    0 0
  • 08/22/13--15:27: ...


  • Благодарю лучшую из лисицза познавательное продолжение

    0 0



    (С) фото by Виктор Кислица



    Институтский приятель сегодня вытащил в клуб «Тесудзи», где состоялось мое первое знакомство с риичи-маджонгом.

    Непонятно, но прикольно. Надо будет еще походить.

    Оказывается, я еще помню, как по-китайски пишутся цифры. Казалось бы, сколько воды утекло - ан нет...

    0 0




    В Лэнге поднимет длань Золотой Король
    Гончие псы Тиндала взойдут на след
    Вспыхнет багровым рубином
    Мертвый маяк Алголь
    Путь им укажет последний Парад Планет
    И померкнет свет..
















    Прослушать или скачать Lamia Morra Дагон бесплатнона Простоплеер

    0 0
    0 0



    Неизмерим порыв благодарить
    Поэта за способность сотворить
    Вселенную на пепелище Рима.
    И радость от услышанного мной
    Вздымает душу трепетной волной.
    С порывом тем она соизмерима. (С)



    Почти двадцать лет тому Сергеем Александровичем Калугиным был написан первый Венок сонетов. Сегодня я имел счастье присутствовать на презентации второго "Венка".

    Разумеется, первые впечатления несколько сумбурны. Разумеется, мне нужно будет несколько раз почитать текст и переслушать будущие записи.

    Но само то, что второй "Венок сонетов"появился на свет - прекрасно.

    0 0



    Воспользовавшись неожиданно прекратившимся дождем, на днях выбрался погулять с борзыми в Нескучный сад.

    За фотографии огромное спасибо llawenydd (барышня, к слову, вполне берется за фотозаказы, подробности можно посмотреть вот тут)

    Альбом можно посмотреть здесь.

    0 0
  • 09/23/13--12:41: ..
  • Судя по творящемуся за окном, наконец-то сбылась мечта идиота и я переехал в Питер.

    Десятилетний Ардберг в доме появился очень вовремя.

    0 0



    Вчера в ночи наконец-то прочитал давно уже (irkuem, прошу прощения за изрядную неторопливость) присланный мне для ознакомления цикл рассказов. Он определенно стоит того, чтобы сказать о нем пару слов.

    О чем он? О людях, которые порой могут быть (и бывают) куда хуже, чем любая нежить. О нечисти, которая иногда оказывается чем-то совсем иным, чем говорят нам легенды и сказки. О Тридцатилетней войне и о многострадальной Европе, на полях которой в охотку резали друг друга французы, испанцы и немцы, щедро оставляя пропитание тем, кто приходил после.

    Я сознательно избегну аллюзий с творчеством пана Сапковского и с "Мракобесом"госпожи Хаецкой, хотя при желании найти их несложно. Разумеется, описывая европейское "мифопоэтическое пространство", трудно было бы обойтись без достаточно известных сюжетов - таких, как истории о рыцаре Маннелинге, Гамельнском крысолове или о Моровой Деве, но в сборнике присутствуют и вполне "авторские"сюжеты - похождения казака-характерника в городе Париже, своеобразный способ изгнания полтергейста, или еще одна версия происхождения Жеводанского зверя. И сложно сказать, что удалось авторам лучше.

    Так какие же они, эти рассказы?

    Иногда смешные -

    "- Кстати, о прекрасных девах, – Швальбе поднялся, отряхнул штаны. – Ясновельможная госпожа, выходите за меня замуж!

    Капитан опустился на правое колено, всем видом выражая настоящую куртуазность, чистоту помыслов и серьезность намерений.

    Троллиха остолбенела.

    – Ты серьезно? – растерянно спросила она.

    - Ну, конечно! – очень честно ответил Швальбе, вспоминая кропотливо изученную старую легенду. - Только один вопрос. У тебя есть табун лошадей, двенадцать мельниц с медными жерновами, шелковая рубашка без швов и чудо-сабля с золотой рукоятью? Согласен на фальшион, если кригмессера нет. Впрочем, если что, возьму все. Я не гордый".


    Иногда - страшные

    "Кот сидел на полу, буквально обвившись вокруг ножки стола, шерсть у него не то, что встала дыбом - пошла иголками, как у ежа, так что можно было уколоться даже взглядом. Хвост подметал грязный пол, хлеща, как плетка, по бокам зверя. Уставившись на дверь, кот утробно подвывал, очень низко, почти на грани слышимости.

    - Бесова скотина, - сказал Йожин, примериваясь, чем бы швырнуть в хвостатую тварь, и тут осознал, что завывание хвостатого - единственный звук, который монах слышит. Умолкли собаки, тяжелая, давящая тишина опустилась на деревню.

    Кот скребнул лапой доску пола и неожиданно бросился к Йожину. Не успел монах и пальцем шевельнуть, а комок вздыбленной шерсти уже прижался к бедру, тихонько взвизгивая. Теперь кот не подвывал, а буквально рыдал, почти как младенец. Йожин машинально накрыл его ладонью, чувствуя, как дрожит кошачье тельце, неожиданно маленькое под густой шерстью. Зверек прижался еще теснее, и вцепился когтями в рясу.

    Кот, в отличие от собаки - одиночка, и живет сам по себе. Если пес при опасности бросается к хозяину, чуя вожака, то кот, наоборот, пустится наутек и подальше. Йожин подумал, что такое могло оказаться за дверью, чтобы серый котей искал защиты у человека...

    И кровь замерзла у монаха в жилах".



    Иногда - динамичные

    "Даже у опытных наемников на мгновение дрогнули сердца, когда склоны холма буквально вскипели – десятки карликов возникли, словно из ниоткуда, чуть не затопив разноцветной толпой вершину. Они рвались вперед со злобным воем, густо повисшим над лесом, размахивая ножами, копьецами и короткими сучковатыми дубинками в маленьких, но сильных руках. Но недомерки так и не поняли, что лишились своего главного оружия – неизвестности и вселяемого в людские сердца страха. Сейчас, при свете солнца, для солдат они были уже не страшной напастью, а просто толпой мелких дикарей с плохим оружием. Такие не могли испугать опытных бойцов, видевших куда более страшных противников, вроде испанской пехоты, французской кавалерии или настоящей замогильной нежити."


    Иногда - красивые

    "Он был стар и одинок. Так стар, что и не помнил уже, когда ушли последние из Его рода. Давным-давно не рассекают темную воду их черные тела, радуясь жизни, не взлетают из-под водной глади в сонме брызг и искрометно играющих под солнцем капель. Ныне Он остался один, во мраке, обреченный на вечное движение и бесконечное одиночество.

    Миновали дни их славы и силы. Все ушло, давно ушло.

    Одиночество хуже старости. Он знал это всегда. Но раньше готов был терпеть, ожидая чуда, но минуло многое множество лун, гораздо больше, чем можно сосчитать – но чудо так и не произошло. Больше не скользила рядом братская тень, и никто не шептал рядом, вспоминая Время Большого Льда. Пришло время...

    Время умирать.

    А умирать надо в бою!

    Огромная стремительная тень, черная даже в морской тьме, устремилась в глубину, где обитает Тот-Кто-Несет-Много-Рук, извечный враг Его племени, единственный, кто может сравняться и превзойти Его в силе и неукротимой свирепости. Многорукий должен быть зол, ведь про него все давно забыли. И это хорошо – чем больше злобы, тем больше славы и ярости в битве.

    Черная тень напомнит Многорукому Время Вечного Льда, Вечного Боя. И придет заслуженный, достойный отдых от одинокой старости, вечный покой, заслуженный в славной схватке…"


    Но все они читаются достаточно легко, в них нет затянутости и чего-то "лишнего": в меру страха,юмора, поэтики и экшена. Пожалуй, "Дети"напомнили мне костюм германского ландскнехта - в них множество цветов и тканей, которые, соединяясь вместе, дают в итоге единое целое, не опускаясь при этом до эклектики. И в этом плане, на мой взгляд, было мудро оформить произведение как сборник отдельных рассказов - в случае повести этот момент был бы упущен.

    Отдельно хочу отметить недурное знание авторами "матчасти". Описанное со знанием дела оружие, постоянные обороты вроде "пустым, как карманы датчан после поражения при Люттере"лично мне весьма симпатичны, свидетельствуя о явном интересе авторов к предмету.

    На сем хочу поблагодарить авторов за доставленное удовольствие.

    И - надеюсь дождаться выхода в свет бумажной книги.

    0 0
  • 10/09/13--13:06: ...Sic transit


  • Фото, практически уже традиционно, llawenydd


    X X X I


    Такая вот фигня.

    Пойду стопаря накачу.

    0 0
  • 10/17/13--14:38: С Праздником..
  • annwn



    Прослушать или скачать Omnia The Wylde Hunt бесплатнона Простоплеер

    Громкий клич долетел из долины:
    То не Ты ли, пронзающий грудь?
    Гулкий клич сотрясает вершины:
    ТО не Ты ли, терзающий плоть?
    Дружный клич оглашает дубравы:
    То не Ты ли, несущийся вскачь?
    Торжества и потехи кровавой
    Над равниной разносится клич!

    0 0
  • 10/22/13--12:31: ...
  • Всегда очень занятно, когда мир начинает говорить с человеком посредством каких-то символов и намеков

    То кому-то очень вовремя приснится сон, пересказав который нужному человеку, можно помочь тому сделать правильный выбор.

    То нежданно попадутся на глаза интересные картинки - там, где ты их совсем не ждешь



    Вроде бы давно уже привык к таким вещам - а все равно всякий раз ощущаю себя столкнувшимся с Чудом ребенком.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Нет ничего удивительного, что Санта Муэрте так притягивает тех, кто «ходит по краю» мексиканских и американских законов. В конце концов, и само происхождение ее официального культа связано с преступлением – ведь изготовленная в натуральную величину фигура Скелетной святой, ставшая объектом поклонения десятков тысяч чилангос (жаргонное словечко, обозначающее жителей мексиканской столицы), была подарком Доне Кете от одного из ее отпрысков, который тем самым отблагодарил Могущественную Даму за свое скорое освобождение из тюрьмы. Наряду с беременными женщинами и больными, «узники» - объект особых коллективных молений на ежемесячных ритуалах «четок».

    В пенитенциарных учреждениях Мексики, Техаса и Калифорнии культ Костяной Леди распространен настолько широко, что кое-где она стала лидером по числу поклонников, обогнав Деву Марию Гваделупскую и даже святого Иуду, ответственного за проигранные в суде дела.

    Мой племянник Роберто последние три года проработал тюремным охранником в Морелии. В июне 2009 года он, после пары кружек пива, не только подробно рассказал мне о популярности Святой Смерти среди заключенных, но и нарисовал общую картину ее почитания в рамках всей судебно-исполнительной системы. По наблюдениям Роберто, приблизительно в сорока камерах из ста пятидесяти были возведены временные алтари Санта Муэрте, - заключенные надеялись, что благодаря ей они выйдут на свободу раньше, чем положено. Дорожки из кокаина, тюремный самогон (известный как «турбо»), сигареты и «косяки» с марихуаной – вот наиболее распространенные приношения на этих алтарях. Просьбы к святой часто наносятся заключенными на спину, грудь или на руки – и стоимость такой наколки колеблется между четырьмя и тридцатью долларами. Татуировки с Ангелом Смерти, согласно Роберто, встречаются гораздо чаще, чем изображения любого другого святого.

    Помимо заключенных, многие охранники, социальные работники и даже адвокаты исповедуют культ Санта Муэрте. Роберто утверждал, что десять из сорока его коллег-охранников – ее почитатели, и что не редкость увидеть адвокатов и тюремных социальных работников с золотыми медальонами Святой Смерти на груди. Можно представить себе привлекательность Могучей Леди как защитницы в таком опасном месте, как тюрьма, полном наркотиков и заточек. Меньше чем за десять лет, Скелетная Святая стала покровительницей мексиканской судебно-исполнительной системы, и кроме того, растет ее популярность в американских исправительных учреждениях, особенно на Юго-Западе и в Калифорнии.

    Chesnut Devoted to Death - Santa Muerte the Skeleton Saint


    Рисунок I.2 «Смерть моим врагам", обетная свеча Санта Муэрте, храм в городе Пуэбла



    Многие из тех, кто еще не пойман за совершенные преступления, расценивают Тощую как сверхъестественную защиту от врагов. Обетную свечу Санта Муэрте с надписью «Закон, обойди меня!» (обычно написанной на двух языках – испанском и английском) можно найти в любом специальном магазине Мексики и Соединенных Штатов. Не хуже покупаются и семицветные свечи «На смерть моим врагам» - особенно теми, чья деятельность так или иначе связана с этой сферой. Еще задолго до массового обращения мексиканцев к культу, связанному с личностью Доны Кеты, люди нередко узнавали о Святой Смерти из газет – точнее, из раздела криминальной хроники. После похищений в 1990-ых более, чем двух десятков человек и получения, в общей сложности, 40 миллионов долларов выкупа, в августе 1998 в своем доме был арестован Даниэль Арисменди Лопес (Daniel Arizmendi Lopez). Известный как “el Mochaorejas” («Ухорез»), из-за своей ужасной привычки отрезать жертвам уши и присылать их родственникам с требованием выкупа, Арисменди приобрел еще большую известность из-за почитания тогда еще практически неизвестной Святой Смерти. Мексиканские полицейские обнаружили ее алтарь в доме преступника и, как это ни удивительно, позволили ему взять с собой статуэку Костлявой, чтобы он мог продолжать отправлять культ и за решеткой. Парадоксально, но за три года до того, как Дона Кета начала свое публичное служение Святой Смерти, внимание мексиканцев к ней привлек ни кто иной, как один из самых печально известных похитителей людей за всю историю страны.

    С той поры Белая Девочка регулярно появляется в криминальных сводках Мексики, и часто упоминается в новостях местных телеканалов на американо-мексиканской границе. Мексиканские и, в последнее время все чаще, американские полицейские постоянно находят алтари Санта Муэрте и предметы ее культа в домах и во владениях подозреваемых в совершении преступлений, особенно в торговле наркотиками. В марте 2009 года мексиканская полиция арестовала Ангела Жакома Гамбоа (Angel Jacome Gamboa), предъявив ему официальное обвинение в убийстве двенадцати полицейских в Розарито-Бич, совершенное им по приказу его босса, одного из лидеров преступных группировок Тихуаны. Среди оружия киллера, показанного журналистам, обращал на себя внимание револьвер с золотым рельефным изображением Санта Муэрте на рукояти. Наверное, нет никого ближе Скелетной святой для исполняющего заказ убийцы, когда он нажимает на курок, и душа жертвы отправляется прямиком в объятия Костлявой.

    Также в культе играет важную роль и насилие. Уроженец города Тепито, Команданте Пантера стал «восходящей звездой» среди последователей Белой Сестры. На окраине Мехико, в Экатепеке, молодой лидер культа и, по совместительству, объединения мотоциклистов, известный как Джонатан Легариа Варгес (Jonathan Legaria Vargas), возвел черную фигуру Святой высотой в семьдесят два фута.Но еще до завершения строительства статуи, ее почитатель оказался втянут в судебное разбирательство. Муниципальные чиновники, утверждая, что нарушены законы зонирования, приказали Команданте Пантере убрать поражающую воображение статую, которую сейчас можно увидеть на одном из основных проспектов, пересекающих город. Не обращая внимания на жалобы родителей, сетовавших на то, что статуя Скелетной Святой до смерти пугала их детей, так что многие из них даже не могли спать по ночам, Легариа не только не согласился с требованиями муниципалитета, но и намекнул, что если сотрудники правоохранительных органов попробуют уничтожить огромную статую, то могут вспыхнуть беспорядки. И мексиканские, и американские СМИ достаточно подробно освещали полемику и ее харизматического героя Варгеса. Верующие и простые зеваки стекались на территорию экатепекского храма, чтобы своими глазами увидеть «величайшую в мире статую Санта Муэрте».

    Насильственные действия, но не те, о которых думал Команданте Пантера, случились ранним утром 31 июля 2008 года. Костяная Леди посетила одного из самых известных своих почитателей спустя несколько минут после того, как он завершил посвященную ей ночную радиопередачу. Несколько боевиков выпустили в принадлежащий Легариа «Кадиллак Эскалейд» почти две сотни пуль, около пятидесяти из которых попали в двадцатишестилетнего иерарха культа, убив того на месте. Святая Смерть пощадила двух его спутниц, которые выжили, будучи тяжело ранеными. Такая излишняя жестокость характерна для убийств, совершенных под воздействием наркотиков, - но, как и многие другие подобные преступления, убийство не могли раскрыть в течении года (что вообще свойственно для Мексики).

    Другое нераскрытое убийство, связанное со Святой Смертью, и якобы представлявшее собой человеческое жертвоприношение, заставило «крестного отца» культа Давида Ромо, образно выражаясь, «изменить лицо Смерти» , или хотя бы переосмыслить тот образ, который почитает его церковь. В начале 2007 трое бандитов из Картеля Гольфо, одного из самых могущественных мексиканских наркосиндикатов, , убили трех связанных мужчин перед алтарем Санта Муэрте на окраине Нуэво-Ларедо. Отлично понимая, что убийство подле алтаря может быть расценено как человеческое жертвоприношение, Ромо мгновенно дистанцировался от произошедшего, заявив, что его Церковь Святой Смерти (принадлежащая к Традиционной Католической Церкови Мексики-США) не имеет никакого отношения к этому инциденту, который охарактеризовал как «ужасное святотатство»..

    Спустя несколько месяцев после убийства в Ларедо, священник из церкви Санта Муэрте в Морелосе (одном из районов Мехико), прекрасный оратор и человек, «политически подкованный», представил широкой общественности «новый образ» своей святой. Традиционного «святого скелета» в главном святилище заменила фигура девушки с темными волосами, фарфорово-белым лицом и ангельскими крыльями из белых перьев, ростом со взрослого человека. Ромо назвал новое изображение святой «Ангелом Смерти» и обратился к верующим с просьбой заменить свои старые медальоны с Костлявой на новое изображение святой. Но и три года спустя другие церкви остаются заполнены обетными свечами, фигурками и картинами, где Святая Смерть изображается по-прежнему в облике скелета, да ив магазинчиках при храмах можно встретить практически одни лишь изображения святой в ее традиционном образе Мрачной Жницы. Сам Ромо обвиняет в отсутствии атрибутики с Ангелом Смерти продавцов – они, якобы, не заинтересованы в рекламе нового образа, когда так хорошо продается старая продукция.

    0 0
  • 10/31/13--03:49: С праздничком...


  • Полагаю, бОльшая часть моих читателей в курсе, откуда картинка, поскольку привычка читать эту книгу в октябре мне известна у многих.

    Если нет - рекомендую. Смог даже найти в нормальном переводе

    0 0



    Художник - meisterdietrich




    I

    Мы предоставим Слову наполнять
    Проточенные временем ложбины,
    Струиться вольно; то за пядью пядь
    Превосходить уступы и теснины,

    Чтоб вслед за тем с немыслимых высот
    Обрушиться ярящимся каскадом.
    Поистине: для слова нет преграды,
    Им создан мир и всяка тварь живёт.

    Чужда и страшна собственная речь
    Тому, кто слову дал свободну течь,
    Невыносима умственному взору:

    Гремят глаголы, ширится поток...
    Да не отвергнет милосердный Бог
    Внимающих себе, как приговору.

    II

    Внимающих себе, как приговору,
    Немногочислен орденский союз.
    Свет факела сквозь башенные створы
    Сулит нам полночь в цитадели муз.

    Здесь праведников оргия в разгаре
    И алой кровью пенится кратер.
    Здесь пьют наотмашь лучшую из вер,
    Не помышляя о венцах и каре.

    Когда очнёшься под стеною хлева,
    Припомни сон: Король и Королева,
    Зерно и посох... но не тщись понять.

    Лишь помни. И, быть может, через годы
    Ты вновь отыщешь путь под эти своды,
    И цепь замкнётся. Орден будет ждать.

    III

    И цепь замкнётся. Орден будет ждать
    На тесных стогнах, сдавленный врагами.
    Напрасно рог магистра станет звать
    Далёкое спасительное знамя.

    Ужасны взгляд и речи Короля.
    Монарх подъемлет латную десницу:
    "Кто Ордену на помощь устремится,
    Да ведает, что ждёт его петля!".

    Всё глуше, всё слабее рог звучит...
    Монарх в седле незыблемо сидит,
    Как бы внимая давешнему спору.

    Умолкнул рог. Длань поднята опять.
    Король со смехом требует призвать
    Жену, архитриклина и жонглёра.

    IV

    Жену, архитриклина и жонглёра
    Разумный не допустит толковать.
    Их вздорным басням, что подобны сору,
    Не должно, как оракулу, внимать.

    Но мы с тобой, мой друг, презрели разум!
    Нам дух живит фалернская струя.
    Жена, архитриклин... о чём бишь я?
    Любимый друг, осушим чаши разом!

    Над миром ночь, и Пестум засыпает.
    Под звон цикад в бездонном небе мая
    Сатурн вступает в области Стрельца.

    Пока на кровле не взликует кочет,
    Мы будем пить и петь во славу ночи,
    Укрывши лица и раскрыв сердца.

    V

    Укрывши лица и раскрыв сердца,
    Мы движемся к забытому чертогу -
    Туда, где знак Дракона и Кольца
    В рассветный час мерцает над порогом.

    Идём сквозь мир, как воды сквозь песок -
    Незримы, недоступны опознанью.
    Созвездия меняют очертанья,
    А путь всё так же близок и далёк.

    Конец дороги будет очень прост:
    Опустится, гремя цепями, мост,
    В ущелье стриж мелькнёт крылатой тенью.

    И к вечеру, собравшись за столом
    И укрепившись хлебом и вином,
    Приступит Братство к всенощному бденью.

    VI

    Приступит Братство к всенощному бденью:
    Удачный для задуманного час.
    Внимая покаянным песнопеньям,
    Ключарь согбенный не заметит нас.

    Мы прокрадёмся спящей галереей
    Туда, где обвалилась часть стены,
    И вырвемся гулять в лучах луны
    По зарослям душицы и шалфея.

    Ручей манит купаньем среди звёзд.
    Долой вериги, вретище и пост!
    Смотри: на водопой пришли олени.

    Ужели мир живой не боле свят,
    Чем те псалмы, что за стеной звучат,
    И алтаря холодные ступени?

    VII

    И алтаря холодные ступени,
    К которым ты испуганно припал,
    Ни Девы лик, что из глубокой сени
    Глядит на сокрушаемый портал,

    Не защитят тебя и не укроют.
    Бьют ядра и летят химеры в пыль;
    Таранный камень превращает в гиль
    Опоры, балки, скрепы и устои.

    Се мытарь по твою явился душу.
    Он приступом идет и стены рушит,
    Ступая по живым и мертвецам.

    И он клинок, несущий гибель тронам,
    Откованный под небом Скорпиона,
    Омоет жаркой кровию Тельца.

    VIII

    Омоет жаркой кровию Тельца
    И умастит редчайшими маслами.
    В ковчежец поместит слюну скопца,
    Творя над ней покров из заклинаний.

    Толчёный оникс, известь и сурьму
    Смешает и зальёт кипящей ртутью,
    А после на полночном перепутье
    Содеет круг - и тем прославит тьму.

    О, сколько их, упавших в эту бездну,
    Чей атанор безумием надтреснут!
    Суфлёр, суфлёр, как небосклон твой сер!

    И ты умрёшь, как все, и станешь пылью,
    Узнавши цену всем своим усильям,
    Когда взойдёт над миром Люцифер.

    IX

    Когда взойдёт над миром Люцифер
    В невыразимой гордости и славе,
    И все изводы человечьих вер
    Пред ним падут и путь ему исправят,

    Настанет срок проснуться королям.
    И, путаясь в отросших рыжих косах,
    На севере восстанет Барбаросса,
    А на востоке - грозный Сулейман.

    Их призовёт на битву дом Давида.
    Смотри: в багровых тучах над Мегиддо
    Сам Михаэль горящий меч простер!

    Исус Навин, как встарь, вздымает руку.
    А значит - в час, когда ударят луки,
    На миг прервётся бег небесных сфер.

    X

    На миг прервётся бег небесных сфер
    И вскинется, разбужен тишиною,
    На узком ложе старый кавалер,
    Живущий при больнице на покое.

    Он выйдет в сад, затопленный луной,
    В недоуменьи: как же так случилось,
    Что всё вокруг волшебно изменилось,
    И сам он не старик, а молодой?

    Всё ярче реки лунного огня.
    Он слышит ржанье своего коня
    Там, в глубине разросшегося сада.

    И вдруг, поняв, бросается вперёд,
    Покуда ангел держит небосвод,
    Открыв тропу для избранного стада.

    XI

    Открыв тропу для избранного стада,
    Господь её немедленно закрыл.
    Поскольку всяк, кто ей избегнул ада,
    С собою всё семейство притащил.

    Набился рай пелёнками и воем,
    Подштанниками, грохотом кастрюль,
    Свекровями, что за своих сынуль
    С невестками сражались смертным боем.

    Теперь сам Пётр спать уходит в ад.
    Гляди: два альгвасила там стоят.
    Когда же мы спихнём весь этот хлам?

    Мечтаю выйти из ворот Толедо
    Живым, вдобавок плотно пообедав
    И поклонившись древним королям.

    XII

    И, поклонившись древним королям,
    Она выходит, глядя пред собою,
    К баронам и блистательным князьям,
    Толпящимся как чернь в её покоях.

    Горящий город в стрельчатом окне
    Отбрасывает огненные блики
    На латы и на сумрачные лики
    И отсветами пляшет на стене.

    Возлюбленная, близок час исхода!
    Нам небеса распахивают своды.
    Вослед тебе, по облачным полям,

    Прорвав тенёта лунного колодца,
    Дорогою, ведущей через Солнце,
    Мы выйдем к лебединым кораблям.

    XIII

    Мы выйдем к лебединым кораблям
    Июльским полднем, пахнущим смолою.
    С кормы седобородый капитан
    Приветливо помашет нам рукою.

    Неспешно из мешков доставши снедь
    И приложившись к фляге понемногу,
    Мы сядем перед дальнею дорогой
    И долго будем в облака смотреть.

    За челноком идти придется в порт.
    Рыбак доставит нас под самый борт.
    И, руки протянув, как за наградой,

    Навстречу сверху поданным рукам,
    Мы присоединимся к морякам,
    Берущим направленье на Плеяды.

    XIV

    Берущим направленье на Плеяды
    Искателям колхидского руна,
    Бездумным и святым сынам Эллады,
    Не знающим, что в мире есть вина,

    Подобны мы, когда сюда приходим.
    В глазах и в сердце плещется лазурь,
    И кажется смешным бояться бурь,
    А смерти - смерти просто нет в природе.

    О, боги, лишь неведеньем и светом
    Вся жизнь живёт. И кружатся планеты,
    И женщины не устают рожать,

    В небытии проделывая бреши.
    А их - пусть то начётника утешит -
    Мы предоставим Слову наполнять.

    КЛЮЧ

    Мы предоставим Слову наполнять
    Внимающих себе, как приговору.
    И цепь замкнётся. Орден будет ждать
    Жену, архитриклина и жонглёра.

    Укрывши лица и раскрыв сердца,
    Приступит Братство к всенощному бденью,
    И алтаря холодные ступени
    Омоет жаркой кровию Тельца.

    Когда взойдёт над миром Люцифер,
    На миг прервётся бег небесных сфер,
    Открыв тропу для избранного стада.

    И, поклонившись древним королям,
    Мы выйдем к лебединым кораблям.
    Берущим направленье на Плеяды.

    0 0



    "Зверские Котелки. Приехали откуда-то, говорят на своем языке, их никто не понимает. Обожают драться с полицейскими. Ночные Бродяги с улицы Старьевщиков. Работают в одиночку и убивают руками. Народ жалкий, с ними разговаривают лишь Зверские Котелки, хотя не понимают их."




    Скорсезовские "Банды Нью-Йорка", полагаю, смотрели многие из моих читателей. Однако, наверное, не всем известно, что в основе сценария лежит переведенная и изданная "Центрполиграфом"в 2004 году одноименная книга Герберта Осбери.

    И, что еще интересней, автором предисловия к книге стал никто иной, как Х.Л.Борхес.

    "История банд Нью-Йорка, изложенная Гербертом Осбери в 1928 году в его солидной книге на четырех сотнях страниц, раскрывает всю мерзость варварского мироздания, его огромные размеры, царившие в нем беспорядок и жестокость. Действие в книге происходит в подвалах старых пивоварен, превратившихся в бараки негров и нищих ирландцев, в видавшем виды трехэтажном Нью-Йорке, заполненном бандами негодяев вроде «болотных ангелов», которые выбираются из канализации на мародерские вылазки; головорезов типа «рассветных», вербующих в свои ряды 10—11-летних убийц; лишенных совести громил-одиночек вроде «уродских цилиндров» или уличных хулиганов вроде «мертвых кроликов», которые шли в бой, прибивая на концы палок свой тотем.

    Его герои — люди типа денди Джонни Долана, прославившегося своим набриолиненным чубом, носившего трости с ручкой в виде обезьяньей головы и медный коготь на большом пальце, которым он выдавливал врагу глаз, или Кита Бернса, откусывающего голову живым крысам, или Динни Лайонса, на которого работали три проститутки.

    Там есть ряды домов с красными фонарями, вроде тех, которые содержали семь сестер из Новой Англии, отчислявшие всю прибыль за сочельник на благотворительные цели; собачьи и крысиные бои; китайские игорные притоны и опиумные курильни; женщины вроде Рыжей Норы, в которую влюблялись все вожаки знаменитой банды «гоферов», или Голубки Лиззи, надевшей траур после убийства Динни Лайонса, которой перерезала глотку Нежная Мэгги, вспомнив вдруг о давнем романе Лиззи с убитым; бунты вроде того, что произошел в 1863 году, когда за неделю была сожжена сотня домов, и счастье еще, что не сгорел весь город; уличные драки, где упавшего затаптывали насмерть; конокрады и отравители лошадей, такие, как Йоске Ниггер. Величайший же герой этой уникальной книги о преступном мире Нью-Йорка — это Эдвард Делани, он же Джозеф Моррис, он же Уильям Делани, он же Джозеф Марвин, он же Монах Истмен, «князь гангстеров», как его называли современники, главарь банды в 1200 человек."


    В свое время книжицу довольно лихо отовсюду поудаляли, но fortes fortuna adjuvat

    Банды Нью-Йорка

    Банды Чикаго

    В целом, хорошая библиотека, рекомендую приглядеться

    Интернет сообщает, что кроме этого Осбери написаны еще "Банды Нового Орлеана"и "Банды Сан-Франциско", но на русский они пока не переведены.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Таким образом, всего за десять лет Санта Муэрте стала одним из важнейших религиозных символов, присутствующих в разных сферах жизни миллионов мексиканцев и тысяч мигрантов из Мексики и стран Центральной Америки. Хотя никто и не отрицает особой притягательности Костлявой для всех, связанных с преступным миром, - в том числе, и сотрудники правоохранительных органов, - целью этой книги является рассмотреть образ Святой Смерти во всем его неповторимом многообразии. Если мы сосредоточимся лишь на черной обетной свече – своеобразном «темном» аспекте святой, от нашего внимания ускользнут куда более популярные у верующих цвета – красный, белый и золотой: эти свечи зажигают те, чьи помыслы далеки от сферы «преступления и наказания»

    Похожая на радугу, семицветная свеча в полной мере передает всю суть Могущественной Дамы. Такие свечи (кстати, это лидеры продаж) верующие обычно зажигают перед своей святой, когда просят о сверхъестественном вмешательстве в самые разные сферы жизни. Когда-то я купил одну такую свечу в Морелии, и теперь она стоит на моем столе возле принтера. На свече, обрамленная своеобразной «рамкой» из четырнадцати черепов, изображена Святая Смерть, держащая в руках пребывающие в равновесии весы, олицетворяющие справедливость и постоянство. В основании свечи, почти под краем балахона Скелетной святой, словно падающие капли, выступают буквы «MUERTE CONTRA MIS ENEMIGOS» («на погибель моим врагам») – это очень похоже на кровавые надписи из голливудских «фильмов ужаса».

    Эту суровость немного смягчают изображение Прелестницы и обращенная к ней молитва с другой стороны свечи – к этой ипостаси святой прибегают, чтобы вернуть в семью блудного супруга или сожителя, или же просто в поисках защиты и покровительства. Заговор на возвращение мужа начинается со слов: «Прошу тебя (Санта Муэрте), чтобы (имярек) оказался у ног моих, покорился мне и сдержал свои обещания». Завершается эта молитва с размахом. «Я прошу твоего (Санта Муэрте) покровительства, исполнения моих желаний, и да будет так до моего последнего дня, часа и мгновенья». Изображенная на разноцветной свече Крестная, если обратиться к ней, совершит правосудие, восстановит справедливость, одолеет врагов, вернет неверного мужчину и исполнит множество иных желаний. Любуясь на все цвета обетной свечи, а не замыкаясь лишь на черном, мы лучше поймем причины стремительной популярности культа Святой Смерти в течении последнего десятилетия.

    Именно обетные свечи разных цветов, будучи важнейшим элементом культа Белой Девочки, подсказали мне структуру этой книги. Каждый цвет символизирует какой-то духовный аспект, сферу взаимодействия святой с ее почитателями. Например, черная свеча сразу же вызывает ассоциации с «темной стороной» Санта Муэрте, - и действительно, обычно их освещают и ставят на алтарь чтобы отомстить врагам, навести порчу, - или же, напротив, для защиты от «черной магии» и происков недоброжелателей. Соответственно, каждая глава названа в честь одной из свечей, и изучает тот аспект культа, который она символизирует. В конце книги эти семь различных цветов сойдутся в единое целое, как семицветная радуга.

    Хотя это и не самая популярная свеча в культе Святой Смерти, коричневаясвеча осветит нам первую главу. Адепты культа прибегают к ней, чтобы развить проницательность и мудрость, или обрести новое знание – обычно такая свеча имеет несколько «землистый» цвет. Создается впечатление, что аргентинский Сан Ла Муэрте тратит гораздо больше времени и сил, нежели Санта Муэрте, помогая своим почитателям отыскать потерянные и украденные вещи. Похоже, что мексиканцы и жители Центральной Америки, не часто обращаются к помощи своей Скелетной святой для нахождений пропажи. Но когда они все же прибегают к ее помощи, правильным выбором для такого ритуала будет свеча кофейного цвета. В первой главе рассматривается происхождение Санта Муэрте (порой весьма таинственное) и история развития ее культа. Как получилось, что Мрачный Жнец в женском обличье, этот ужас западного мира, - стал предметом обожания миллионов латиноамериканцев и мексиканцев, живущих у себя на родине или же в Соединенных Штатах Америки? Является ли Прелестница метиской (то есть наполовину испанкой, наполовину представительницей коренного населения), или же она происходит непосредственно от ацтеков? Мудрость и проницательность, которые символизирует коричневая свеча, дадут нам ответ на эти и другие вопросы.

    В отличие от коричневых, белыесвечи в эзотерических магазинчиках и на лотках торговцев разлетаются как горячие пирожки - ведь именно они чаще всего используются на публичных ритуалах, вроде тех, что проводят Дона Кета и Давид Ромо. Чистота, защита, благодарность и посвящение – вот важнейшие атрибуты бесцветной свечи. Вспомним, что два самых распространенных прозвища Костяной Леди связаны с белизной, как с отсутствием цвета (Белая Девочка и Белая Сестра), и это, вкупе с иссиня-белыми костями ее скелета, делает белой нашу вторую главу. Пламя этой свечи прольет свет на верования и отправление культа. Базирующийся в изрядной степени на католическом обряде, культ Святой Смерти может похвастать множеством красочных ритуалов. Проанализировав верования – как сумму идей, лежащих в основе религии, - мы поймем, насколько культ Святой Смерти можно считать новым религиозным течением. Следует ли считать его жуткой разновидностью «народного» католицизма, - или же это относительно новое и автономное религиозное движение, свободное от католических «якорей» ? Возможно, наиболее значим следующий момент: верующий в ходе ритуала старается заставить Могущественную Леди сделать что-то от своего имени, - и все эти молитвы, паломничества и обеты почитателей активируют сверхъестественные способности их святой.

    В то время, как прилавки и алтари заполнены белыми свечами, в интернет-магазинах и на лотках уличных торговцев очень редко можно встретить черныесвечи, - да и продаются они весьма плохо. Из-за их дурной славы среди широкой публики, как инструмента «черной» магии и вредоносного колдовства, многие верующие,- даже те, кто регулярно использует черные свечи, - скорее всего делают это тайно, обезопасив себя от любопытных глаз. Тем не менее, на многих частных алтарях, что я посетил лично, или видел на фотографиях, - в том числе и на местах, где совершались преступления, - чаще всего встречались именно черные свечи. В любом случае, черные обетные свечи в Мексики и США – это, пожалуй, самый уникальный предмет культа Санта Муэрте.

    Если вы хотите заручиться поддержкой Святой Смерти, чтобы уничтожить своих врагов, отомстить за реальные или воображаемые обиды, или сберечь партию кокаина, отправленную в Хьюстон или Атланту, то предложите ей черную свечу. Воспитанные в католической традиции, - вне зависимости от того, являются ли они верующими или нет, - большинство мексиканцев чувствует себя гораздо комфортней, обращаясь с подобными просьбами к народным святым, - ведь официально признанные святые, чего доброго, откажутся благословить партию наркотиков, или совершить иное «нехристианское» чудо того же порядка. Итак, «черная» третья глава будет посвящена связи Санта Муэрте с «преступлением и наказанием». Особое внимание будет уделено ее роли в нарковойнах, которые унесли более 34 тысяч жизней, с тех пор, как Фелипе Кальдерон в конце 2006 года стал президентом Мексики.

    Наряду с черными и белыми свечами, в культе издавна применяются красныесвечи, - это столь же популярный товар в Мехико и Соединенных Штатах. Как исследователь, я нередко сталкивался с неожиданностями и сюрпризами в ходе сбора материалов. До летней мексиканской поездки 2009 года у меня не было никаких идей относительно той важности, которой обладают красные свечи, и целей, которые они выполняют. Долгое изучение источников, в том числе газет, статей, интернет-журналов и сообществ верующих, буклетов и немногих академических исследований, не дало ничего, что указало бы на роль Санта Муэрте в качестве целительницы от любовных страданий, особенно для женщин и девушек Мексики и Центральной Америки. Например, тридцатидвухлетняя Роза – уборщица из Патскваро (Pátzcuaro), что в штате Мичоакан, поставила красную свечу на свой домашний алтарь в надежде, что Белая Сестра убережет ее саму и четверых ее детей от преследований со стороны бывшего мужа.

    Символизируя любовь и страсть, красные свечи горят на алтарях от Чьяпаса (Chiapas) до Чикаго, где брошенные любовники и ревнивые подруги призывают святую (часто изображаемую в облике невесты), чтобы залечить сердечные раны или вернуть назад своенравного партнера .И действительно, первые упоминания о «скелетной святой» в ХХ веке связаны именно с эти ее аспектом. В своей книге «Сокровищница мексиканского фольклора» (1947 год) Фрэнсис Тур (Francis Toor) приводит несколько молитв к Санта Муэрте, где упоминаются скверно ведущие себя мужья. В классическом труде Оскара Льюиса «Дети Санчеса» (1961) жительница Тепито по имени Марта рассказывает американскому антропологу, что ее сестре Антонии рекомендовали обратиться к Святой Смерти, чтобы пресечь супружеские измены Криспина (мужа Антонии). "Когда Антония впервые рассказала мне о неверности Криспина, она упомянула о совете девять ночей подряд ровно в полночь молиться Санта Муэрте, поставив перед собой фотографию мужа и сальную свечу. Обещали, что еще до девятой ночи супруг забудет о своей пассии. Я покупала для сестры новену (молитву) у человека, продававшего их в нашем районе, поэтому и запомнила это»

    Молитва, которую читала Антония, упоминается ранее – это просьба вернуть мужчину «к ногам» просящей. В честь красной свечи названа четвертая глава книги – в ней мы рассмотрим роль Могущественной Леди как помощницы в делах любовных, особенно как врачевательницы разбитых сердец (что актуально, в основном, для женщин) и наказать тех, кто с помощью магии вызывает у них сильные чувства (больше свойственно мужчинам).

    Помимо трех основных цветов, посвященные Санта Муэрте золотыесвечи успешно соперничают с белыми в борьбе за второе место по продажам в магазинах и киосках, и вместе с белыми чаще всего используются на официальных службах, в том числе в храме Доны Кеты и Церкви Давида Ромо. Золотой цвет традиционно связывают с деньгами, процветанием и изобилием. Вследствие экономического кризиса, сулящего невысокую зарплату, а то и вовсе грозящего увольнением, еще со времен Великой депрессии сотни тысяч, если не миллионы, мексиканцев, у себя на родине или в Америке, ставили золотые обетные свечи перед костлявыми ногами святой, моля о финансовом благополучии. Многие прихожане Доны Кеты с золотыми свечами в руках просят Могущественную Леди помочь им в поисках работы.

    Святая Смерть, один из эпитетов которой - «дарующая работу», по праву считается покровительницей малого бизнеса в Мексике и в некоторых районах США. Тридцатичетырехлетняя Иоланда утверждает, что Крестная помогла ей открыть в Мехико парикмахерскую, и даже устроила там жертвенник святой, чтобы обеспечить постоянный наплыв посетителей. Благодарность Иоланды к ее покровительнице так велика, что она платит по $ 160 группе мариачи, чтобы они играли в честь Тощей на ежемесячной церемонии «четок». Интересно, что энергичная предпринимательница , до того как обратиться к Святой Смерти, просила благословения у Девы Марии Гваделупской и у Святого Иуды. Иоланда считает свою новую покровительницу более надежной, чем эти двое. «Золотая» пятая глава не только исследует роль святой как помощницы в бизнесе и подательницы благ, но и расскажет о ее роли в мексиканской экономике, где продажи ее религиозной атрибутики, а также футболок, толстовок, и даже теннисных туфель с ее изображением приносят многомиллионные прибыли.

    Кроме финансовой сферы, к Сантисима Муэрте нередко обращаются как к божественной целительнице. В моей предыдущей работе, посвященной пятидесятникам и харизматическому движению в католицизме, я рассказал, как исцеление верой служит движущей силой и объясняет популярность этих направлений «духовного христианства». Один из величайших парадоксов культа Санта Муэрте состоит в том, что это олицетворение смерти связывают со спасением жизни и исцелением, а также наделяют чудесными целительскими способностями. Здесь Святая Смерть выступает не в качестве Мрачной Жницы, чья коса собирает обильную жатву из человеческих душ, но как Мать всех докторов, сращивающая сломанные кости и врачующая изувеченные тела. Шестая глава будет фиолетовой– ведь именно так выглядят ритуальные свечи, означающие чудесное исцеление.

    Одним из любопытных парадоксов можно назвать большой акцент в культе на исцеление святой своих почитателей, при некотором дефиците лавандовых свечей в храмах и магазинчиках. Возможно, фиолетовому цвету, как сравнительно «новому», еще предстоит завоевать популярность у верующих, - или же страждущие чудодейственного лекарства предпочитают прибегать к традиционной семицветной свече, одним из цветов которой и является фиолетовый. Как бы то ни было, очередная фиолетовая свеча загорается, когда бедный, живущий в грязи и нищете мексиканец, молит Святую Смерть об излечении или даже о спасении жизни.

    Отвечая запросам своих почитателей, на сегодняшний день Санта Муэрте выполняет одновременно множество дел. Словно бы ей недостаточно было роли врача, донатора, помощницы в делах сердечных, и мстительницы, она выступает перед своей паствой как олицетворение Закона. В поисках справедливого решения дела в суде, или же в случае возникновения проблем юридического плана, верующие ставят зеленыесвечи перед Могущественной Дамой (часто изображаемой с весами правосудия в правой руке). Впрочем, в «зеленой» седьмой главе святая будет рассмотрена не в качестве судьи, но как сверхъестественная защитница или адвокат. Высшая судья, этой чести у своих почитателей она удостаивается за свою беспристрастность. Как божественный адвокат, Святая Смерть заинтересована в лучшем для своего почитателя исходе дела, а не в простом решении суда, в духе «виновен, или нет». В стране, где справедливость и равенство перед законом – часто недостижимая роскошь, миллионы мексиканцев считают, что только божественное вмешательство способно решить их юридические проблемы. И даже если сверхъестественная покровительница не поможет им выиграть дело, верующих утешает мысль о том, что рано или поздно их обидчики попадут под косу Мрачной Жницы.

    Итак, эта семицветная толстая свеча превосходно выражает всю многоликость Скелетной Святой. Немудрено, что эти свечи (хотя они и самые новые из всех, используемых в ритуалах), наравне с красными, белыми и золотыми, - одни из самых продаваемых. Появившаяся, возможно, под влиянием свечи «семи сил» (siete potencias), применявшейся в ритуалах Сантерии (популярной на Кубе религии, берущей начало в африканских культах), - и привнесенной в Мексику извне кубинскими иммигрантами, эта радужная свеча передает всю невероятную силу Скелетной Святой. Пока страна переживает один из сильнейших за последнее десятилетие экономических кризисов, пока царствует насилие и ведется смертельная борьба с наркомафией, многие мексиканцы обращаются к Крестной, чтобы та помогла им в самых разных сферах жизни. Итак, давайте рассмотрим образ Святой Смерти во всем богатстве красок, не ограничивая себя одним лишь черным цветом.

    0 0

    (C) перевод svart_ulfr



    Глава I

    Коричневая свеча

    История и происхождение культа

    Смерть. «Сделано в Мексике»

    Прежде, чем углубляться в историю возникновения культа Святой Смерти (предмет, стоит заметить, достаточно темный), отметим, что большинство верующих мало интересуются происхождением скелетной святой. Как истинные религиозные прагматики, они в основном интересуются ее чудодейственной силой. Остальное – удел ученых. Вследствие этого многие, – если не все – книги о Санта Муэрте больше рассказывают о том, что святая может совершить для своих почитателей. Тем не менее, для лучшего понимания поступков Костлявой, сначала нам нужно изучить саму ее личность. Кто же она - Святая смерть, и как приняла тот облик, в котором увидел ее XXI век? Совершив экскурс в историю, мы узнаем, как сплетаются в ее культе реальность и вымысел. Лишь немногие верующие, обычно стоящие в иерархии культа на несколько ступеней выше, интересуются происхождением своей святой и могут похвастаться хорошим знанием предмета. Нередко далекие от культа люди воспринимают Санта Муэрте как этакую «мексиканскую икону», и выдвигают собственные гипотезы относительно ее массового почитания. Даже отделяя факты от вымыслов, следует помнить, что возникающие вокруг культа мифы зачастую – лишь один из способов описания реальности, и они порой многое могут поведать нам о природе самого культа.

    Большинство американцев и жителей Западной Европы без колебаний признают в Санта Муэрте знакомую с детства фигуру Мрачного Жнеца, берущего свое начало еще в средневековом католицизме, - только «женского пола». Впрочем, испанцам даже не придется делать какой-то «скидки» на пол - ведь их персонификация смерти, известная как Ла Парка, - это скелет женщины. Мексиканцы, тем не менее, чаще видят в скелетной святой адаптированный образ богини смерти древних ацтеков или майя. Как ни странно это выглядит в глазах зарубежных ученых, но для многих мексиканцев история и реалии жизни коренных народов Латинской Америки и национальное самосознание, сливаясь воедино, формируют веру в «местное» происхождение Белой Сестры, делая ее родиной доколумбовую Мексику.

    Самая распространенная версия происхождения святой подтверждает наличие у Могущественной Леди ацтекских корней. Точнее, Санту Муэрте раньше якобы называли Миктлансиуатль (ацтекская богиня смерти, которая, вместе со своим мужем Миктлантекутли, правила преисподней, Миктланом). Как и Костяная Леди, эти владыки смерти обычно изображались в человеческом облике, но с черепами вместо голов, или же как пара скелетов. Ацтеки не только верили, что в Миктлан попадают умершие своей смертью, но и наделяли его правителей возможностью вмешиваться в земные дела. С приходом испанских конкистадоров начались гонения на местные культы, и уцелевшие язычники вынуждены были уйти в подполье. Помимо этого, начался неизбежный процесс синкретизма мексиканского язычества и христианства – в его католическом варианте. Таким образом, Святая Смерть – это ни кто иной, как ацтекская Миктлансиуатль: в 2001 году эту версию озвучила в своем храме Дона Кета. Испанский фасон нарядов и платьев Костлявой, ее атрибуты, такие, как весы правосудия и коса, - все это лишь ширма, за которой скрывается древнее ацтекское божество.

    Один из уважаемых лидеров культа в Морелии соглашается, что происхождение Белой Девочки стоит искать в культуре коренных народов, но утверждает, что она была богиней пурепеча – основного народа, населяющего штат Мичоакан, и никогда не завоеванного их соседями-ацтеками. Висенте Перез Рамос (Vicente Pérez Ramos) , уроженец Пацкуаро (Pátzcuaro), в своем домашнем интервью поделился версией происхождения Святой Смерти в окрестностях Санта Анна Чапитиро (Santa Ana Chapitiro) – небольшом городке за пределами Пацкуаро, где находится одна из самых почитаемых святынь культа. Дон Висенте утверждает, что святая Смерти родилась в шестнадцатом веке, в семье индейцев пурепеча из Санта Анна Чапитиро. В отличие от обычных детей, она уже при рождении была ростом со взрослую женщину, со светлой кожей и каштановыми волосами. Опасаясь, что богачи (испанцы) захотят украсть их красавицу-дочь, молодые родители держали ее взаперти в хижине.

    Chesnut Devoted to Death - Santa Muerte the Skeleton Saint


    Рис. 1.1 Смерть на обочине дороги. Надпись гласит: "Шаман Рамос. Культ Святой Смерти, Куинта эль Рефугио (Quinta el Refugio) в Лос-Тригуиллос (los Triguillos) (название небольшого городка на окраине Морелии, штат Мичоакан, где шаман Висенте Перез Рамос открыл второй храм святой).


    Однажды ночью она сбежала и начал странствовать от деревни к деревне. Местные крестьяне, встречавшие беглянку то в белом, то в изношенном черном одеянии, боялись ее, считая сверхъестественным созданием или призраком. Растущая молва о прекрасной страннице побудила инквизиторов арестовать девушку и предъявить ей обвинение в колдовстве. Палачам не удалось должным образом связать несчастную, перед тем как ее заживо сожгли на костре, и она сумела согнуть и поднять вверх левую руку (эта поза часто встречается в современных статуэтках святой). Когда от костра, к которому Инквизицией обычно приговаривались колдуны и ведьмы, остался лишь пепел, зрители ахнули от изумления: скелет красавицы оказался нетронутым огнем. Брат Хуан Пабло крикнул толпе: "Не бойтесь, вам нечего бояться. Напротив, воздайте Господу хвалу за то, что Он позволил вам увидеть Пресвятую Смерть (Сантисиму Муэрте)". Дон Висенте считает, что именно этому францисканцу Санта Муэрте обязана своим именем, и заканчивает свой рассказ уверениями, что скелет святой, положенный во гроб, спрятан где-то в Санта Анна Чапитиро.

    0 0

    Смерть «еретическая»

    В отличии от Дона Висенте и его сторонниковв, разделяющих версию мексиканских исследователей, Давид Ромо возводит происхождение Белой Девочки к средневековой Западной Европе. Так, мексиканский антрополог Катя Пердигон Кастанеда (Katia Perdigón Castañeda) заявляет: "Концепция фигуры Смерти, ее иконография и отображение в культе Санта Муэрте, без сомнения, теснее связана с победившим иудео-христианством (в данном случае с католицизмом), нежели с позабытыми и неслышными голосами побежденных, то есть коренных народов Мексики." 1 Единомышленники Давида Ромо ищут корни своей святой в образе Мрачного Жнеца, этого элемента средневекового европейского католицизма. Бубонная чума («черная смерть») превратила Костлявую в постоянную соседку европейца четырнадцатого столетия. Принято считать, что Смерть впервые приняла так хорошо известный нам и поныне облик скелета именно в те времена, когда болезнь уничтожила, по некоторым подсчетам, треть всего населения Европы. Этот образ подхватили художники, скульпторы и священники. Согласно описаниям последних, часто наряженные в костюм Смерти актеры возглавляли на кладбищах особую «пляску смерти», причем некоторые из ее участников плясали в последний раз, перед тем, как Мрачный Жнец забирал их с собой.

    Разумеется, испанское духовенство прибегало к образу Мрачного Женца и его «родственницы», Ла Парки, в своих проповедях, обращенных к коренному населению Северной и Южной Америки. Часто опираясь на собственные традиции, веру в священные кости предков, и воспринимаю христианство через призму собственной культуры, некоторые племена, как, например, горные майя из штата Чьяпас и Гватемалы, или гуарани – жители Аргентины и Парагвая, создавали из героини церковных проповедей собственную святую. Лучше всего это прослеживается в Гватемале и штате Чьяпас, где в шестнадцатом веке возникает культ народного (но официально не признанного Церковью!) святого Паскуаля (Пасхалия) Байлона, испанского францисканца, который в полном соответствии с религией майя, стал почитаться как "Рей («король) Паскуаль", и изображаться в виде коронованного скелета. Хотя этот монах никогда не посещал Мексики и Гватемалы, принято считать, что в 1650-ом году, в разгар страшной эпидемии чумы, он явился в видении индейцу майя и сообщил о скором конце этой напасти. От этого индейца, скорее всего и повелось изображать святого Паскуале в виде скелета.2 В период испанского владычества усилия, предпринимаемые Церковью по искоренению культов подобных «скелетных святых», вынудили их почитателей уйти в глубокое подполье, где они и пребывали до недавнего времени.

    Первые упоминания собственно о Санта Муэрте появляются в испанской хронике в 1790-е гг., - то есть почти на полтора столетия позже появления «Рея Паскуаля». Речь идет о документе из архивов Иквизиции, «Касательно Суеверий Разных Индейцев из Города Луис-де-ла-Пас», датируемого 1797 годом. Говоря о чичимеках (жителях современного штата Гуанахуато), летописец упоминает тридцать индейцев, которые «по ночам собираются в часовне и пьют пейот, пока не теряют разум; освещают ее перевернутыми свечами, некоторые из которых черные; танцуют с бумажными куклами; бьют кнутом по Святому распятию, а также по фигуре Смерти, кою они называют Санта Муэрте; связывают их мокрой веревкой и грозят сломать или сжечь, ежели они не совершат чуда». Под «чудом» в данном случае подразумевался контроль над местными властями, а вполне закономерным наказанием за суеверие стало разрушение часовни, где хранилось чучело Костяной Леди, что напоминает о недавнем уничтожении святилища на мексикано-американской границе. 3

    В хрониках Инквизиции, датируемых тем же промежутком времени и описывающих тот же регион – т.е. центральную область Новой Испании (как называли в колониальный период Мексику), приводится аналогичный случай «индейского идолопоклонства». На этот раз, однако, речь идет о мужском «скелетном святом», у которого также была своя часовня. В 1793 году, на территории современного штата Керетаро, викарий и монах францисканского ордена жаловались на группу индейцев, которые посреди мессы поставили на алтарь «идола, которого называют Праведный Судья, и который имеет вид человеческого скелета, стоящего на красном постаменте, увенчанного короной и в руках держащего лук и стрелы» 4. Этот случай, наряду со свидетельствами из Аргентины, казалось бы, указывает на синкретизм образов Христа, как Праведного Судьи, и Мрачного Жнеца.

    В фундаментальном исследовании латиноамериканских «народных святых», Фрэнк Грациано (Frank Graziano) приводит два специальных имени аргентинского святого Смерти, Сан Ла Муэрте, которые и связывают последнего с Иисусом. Первое из них – Сан Хусто (Святой Справедливости), а второе – Сеньор да ла Пациенца (Владыка Терпения); оба они непосредственно относятся ко Христу, как к владыке смирения и терпения, но в Мексике и Центральной Америке чаще воспринимаемому как Праведный Судья. 5 Это и представление об унынии, охватившем Христа после бичевания, которое он сумел преодолеть перед восхождением на крест. Поэтому аборигены Центральной Мексики и жители северо-западной Аргентины и Парагвая, объединили двух важнейших персонажей католических проповедей – Иисуса и Мрачного Жнеца. Примечательно, что аргентинский Сан Ла Муэрте, пережив преследования со стороны церкви, процветает и поныне, тогда как мексиканского Праведного Судью заменила женская фигура Санта Муэрте.

    В ответ на церковные гонения, почитатели Тощей еще глубже ушли в подполье, так что их культ исчез с исторической сцены на следующее столетие-полтора. За это время Мексика провозгласила свою независимость от Испании, проиграла войну с Соединенными Штатами и пережила в начале ХХ века великую революцию. Нет сомнения, что Могущественная Леди и ее почитатели наблюдали за этими, и множеством других событий, но ни мексиканские, ни иностранные источники не говорят о ней до 1940-х годов. И Святая Смерть, появившаяся как исторический феномен лишь в течении последующих пятидесяти лет, или около того, воспринималась в это время почти исключительно как Владычица Любви, чьим символом стала красная обетная свеча.

    0 0



    (c) Художник Игорь Бобров


    Яйцеголовые с Севера славных парней считают недоумками, либералы с Западного побережья – клановцами-расистами. Но и те и другие реднеков побаиваются – потому что подспудно чуют силу, мощную, темную и пока что несокрушимую. Однако признать, что реднеки - последний оплот старой доброй Америки - для них равносильно самоубийству.

    Исторически поделенная на три части, Север, Юг и Запад, Америка успела сформировать на них только две культуры – южную и западную.

    Север сделал ставку на материальное, преуспел в этом, но из культурного процесса навсегда выбыл – существует «Энциклопедия культуры Юга» и «Энциклопедия культуры Запада», но никому в здравом уме не придет в голову говорить о «культуре Севера США». Что касается двух американских культур, то Западная своим происхождением не в последней степени обязана опять-таки Югу – хотя память об этом фактически похоронена.

    Юг остается последним бастионом культуры, безумный успех книг типа «1001 вещь, которую каждый должен знать о Юге» тому пример.

    Географически Юг определен четко – всё, что находится к югу от Пенсильвании, Огайо, Индианы, Иллинойса, Миссури и Канзаса.

    Далее начинаются споры историко-культурологического характера – не являются ли Техас с Оклахомой скорее «западными» нежели «южными» штатами; стоит ли в понятие Юг включать Флориду и Западную Виргинию? Первая давно превратилась в один большой «дом престарелых» для северян и вообще – это теперь «маленькая Гавана»; а во второй южного духа не найдешь днем с огнем... И так далее, спорам нет конца.

    Что же касается обитателей региона (а это почти 40% от всего населения США), то состав там этнически пестрый, социально разнородный, да и с разными политическими взглядами, но у него есть одна черта: общность, какую не встретишь ни на севере, ни на западе.

    Это южане.

    Средний житель Алабамы или Теннеси о своем «южанстве» может не задумываться, способен шутить по поводу соседа, на всю голову увлеченного Гражданской войной, не обращать особого внимания на развевающиеся флаги Конфедерации, но стоит ему попасть в Нью-Йорк или Вайоминг, как он мгновенно становится «южанином». Окружающие не дадут забыть об этом, да и сам он тут же превратится в патриота кукурузной каши и слезливых баллад Хэнка Уильямса.

    ***

    Белые южане – особая стать. Воспетые в бессчетных томах романтической литературы, начиная с уистлеровского «Виргинца», а позже вознесенные на щит кинематографом (например, в фильмах «Унесенные ветром» и «Убить пересмешника») и им же пригвожденные к позорному столбу («Избавление», «Миссисипи в огне»), они до сих пор остаются наиболее притягательным типом для кино, СМИ, книг и даже политики. Вряд ли Форрест Гамп получил такую порцию любви, родись он в Нью-Йорке или Сан-Франциско. А сколько американская пресса острила по поводу «Южанина-простака в Белом доме», иронизируя по поводу «южанства» Билла Клинтона – никто не считал. Архетипов белых южных мужчин не то чтобы множество, но с десяток наберется, хотя в принципе все сводится к начальным двум, описанным Маргарет Митчелл.

    Остальное – производные. Рэтт Батлер и Эшли Уилкс, «реднеки» и «красавчики», «наши парни» и «южные джентльмены» – и тот и другой тип в химически чистом виде сегодня встречаются мало. Да и в целом понятия размываются: черты одного обнаруживаются в другом, но сказать, что те самые белые южане исчезли – значит сильно преувеличить. Их просто не видно сразу – как не видно птиц в лесу беззаботно идущему туристу. Но стоит тихо встать и не привлекать к себе внимания, то через некоторое время от дроздов и соловьев будет рябить в глазах.

    Они существуют – «южный джентльмен» и «славный парень».

    Первых меньше, они старше, порой скучны, хранят традицию. Вторых больше, они невыносимы, порой опасны, хранят традицию. Первые элегантнее, но вторые интереснее – Скарлет О’Хара может и понимала, что правильный красавец Эшли Уилкс понадежнее будет, но обаятельный негодяй Рэтт Батлер перекрывал джентльмена по всем статьям.

    ***

    Старый Юг был унесен ветром. На новом Юге, когда осела пыль и закончились передряги, сформировалась страта, описать которую берутся в среднем пару раз за поколение (и всегда без особого успеха). Понятие «реднек» (redneck) к 1980-м совсем было попало в разряд историзмов, но в 1990-х получило второе рождение – благодаря уроженцу Джорджии Джеффу Фоксуорси. Некоторые ученые до сих пытаются загнать слово в рамки оскорбительных понятий, на что сами реднеки и им сочувствующие только ухмыляются – давайте-давайте.

    Сотрудник мэрии Чаттануги, рабочий на техасских нефтепромыслах, продавец машин из Шарлотсвилля, шахтер из Тускалузы, автомеханик из Батон-Ружа, ковбой из Техаса и рыбак из Саванны хотя бы раз, но с гордостью назовут себя «реднеком» – а уж то, что они все как один «славные парни», они и доказывать никому не собираются, и так все ясно. Афро-американцев не смущает слово «ниггер» в своей среде – иное дело, что белым лучше так не говорить. Белый средний класс Юга точно так же относится к понятию «реднек» – при этом нигг… пардон, афро-американцам, лучше не бравировать этим словечком.

    Слово «реднек» свое оригинальное значение потеряло давно и сейчас оно используется как кому нравится. Реднек, хотя и ассоциируется с Югом, уже перестал быть исключительно южным явлением – хотя у тех, кто живет южнее линии Мэйсон-Диксон на этот счет свое мнение. Изначально термин«реднек» («красношеий») был синонимом понятия «йомен», белый простолюдин, чья работа в основном связана с пребыванием на свежем воздухе, отсюда и обожженная жарким южным солнцем шея. «Реднек» тесно связан с другим понятием: «good ole boy», «наш парень» или «славный парень». Это средний класс Юга, его надежда и опора. Белый; мужчина; южанин. Житель пригорода либо сельской местности, работящий, добросердечный, традиционалист. Любит охоту и рыбалку. В меру религиозен. Любимая музыка – традиционное кантри. Искренен, простоват. Ответственный, надежный, независимый, ценит честность в отношениях, уважает силу и добрую шутку.

    На некоторых интернет-форумах до сих пор ведутся холивары – что есть что и как кого называть. Примеры обсуждений: «1000 признаков того, что ты реднек» и «Почему «реднека» нельзя смешивать со «славным парнем»» и т.д... На самом деле, как и любой подобный спор, данный холивар лишен смысла: «реднек» – это иная сторона «славного парня»– они практически индентичны, только у реднека акцент сделан на более темную сторону.

    «Реднек» более прост, чем «наш парень», он более независим, более туповат, хотя отличается редкостно практическим складом ума. Реднек категорически консервативен, на дух не переносит либералов, 2-я поправка (право носить оружие) является для него sancta sanctorum, он очень уважает физическую силу, по некоторым социальным либо политическим вопросам нетерпим. Большинство реднеков, отличается именно крайним патриотизмом, выше всего ставят мать, беспрекословно слушаясь ее до седых волос, твердо знают Библию, в отношении негров расово терпимы (что, однако не помешает линчевать негра, если тот «поведет себя неправильно»).

    Реднеки/славные парни – не раса, не нация, не братство. Реднек в первую очередь – верность определенными принципам, и только во вторую – образ жизни. В принципеключевое слово для характеристики славного парня – «независимость». Для реднеков-южан оно актуально и поныне – прошлое на Юге, цитируя Фолкнера, «не умерло, оно даже не прошлое». Геттисберг, наверное, можно переиграть, а раз так, то независимость Юга не за горами. И вся система ценностей реднека встраивается в это слово. Реднек всегда защищает свою маму, маленьких детей, домашних животных, свою собственность и страну – даже если при этом потребуется взять в руки что-то стреляющее и положить кого-то в пыль.
    Славный парень не принимает и не просит милостыню – в противном случае он скатывается в «белую рвань». Реднек готов спорить с кем угодно, даже с начальником – если он считает себя правым, а таковым он считает себя почти всегда. На первом месте – храбрость, а богатство не так уж важно. Ничего важнее «Билля о Правах», а особенно Второй поправки, разрешающей носить оружие, американские законодатели не придумали. Родня и друзья – это свой круг, и посторонним, а особенно «законникам», нечего в нем делать. Смертная казнь более чем оправдана, либералы могут заткнуть свое мнение куда подальше. Флаг свят, молитва обязательна. Долги надо отдавать – кроме тех, которые навязаны и неправильны. Ложь во спасение допускается, также как и рассказ о размере недавно пойманной рыбы, но врать нехорошо. Не покупай того, чего не в состоянии починить сам, и тем более не покупай неамериканское. Любой, кто не понимает лозунга «Don’t tread on me!», изреченного гремучей змеей, заслуживает быть покусанным этой самой гремучкой.

    Вообще это идеальный символ реднека – та самая гремучая змея. Встречается только в Северной Америке. У нее нет век – посему она всегда настороже. Никогда не нападает первой и всегда предупреждает о нападении, но уж когда нападает, то бьется до победы или до смерти. Никогда не нападает на своих. Живет независимо. Одна змея – мелочь, но вместе они издают такой шум, от которого кровь стынет в жилах. Индейцы почитали ее священной и не убивали без нужды – убьешь одну, на ее место придут десятки. По легенде Бенджамин Франклин выступал за то, чтобы на американском флаге как раз и была гремучая змея с лозунгом «Не тронь меня!». Реднеки в это свято верят и порой сокрушаются, что идея Франклина не прошла.

    Don’t tread on meможно легко перевести как «отвали и не связывайся». Славные парни – существа мирные, но не потому что исповедуют учение русского писателя Толстого, а потому что их мало заботит окружающий мир – точнее то, что этот мир думает о них.

    Реднек терпим – но границы терпимости он устанавливает сам, на основе здравого смысла. Славный парень не любит государственную бюрократию, потому как полагает, что заработанные им деньги должны принадлежать ему, а не правительству – но вынужден терпеть это как необходимое зло. Национальные и прочие меньшинства реднеков избегают – потому что понимают, что в лучшем случае натолкнутся на ответ типа: «Мне плевать, что ты меньшинство – сам факт этого это не делает тебя униженным и оскорбленным, так что отвали со своими страданиями, я твоего дедушку не угнетал». И вообще, толерантность, по мнению славного парня, это когда они вынуждены нас терпеть, а у меня есть право быть нетолерантным, если кто-то меня начинает сильно раздражать – так что празднуй свои праздники и не рассчитывай, что другие должны разделять твои убеждения. (В ответ на введение Дня Мартина Лютера Кинга в ряде южных городов начали неофициально праздновать День Джеймса Эрла Рэя). Реднек не любит иммигрантов – хотя вынужден их терпеть – и не упустит случая напомнить: «Приехали – молчите в тряпочку и не требуйте к себе особого отношения, может быть твои внуки и станут американцами. А коли приехал – говори по-английски».

    ***

    Еще одно ключевое понятие для реднека – сила, во всех ее проявлениях, от физической (power) до насилия (violence).

    Оружие сюда вписывается само собой. Философия проста: «У меня в доме оружия больше, чем мне необходимо, но меньше, чем мне хочется». Такая религиозная любовь славных парней к оружию другим классам Америки не очень понятна, а противников Национальной Стрелковой Ассоциации она просто с ума сводит, из-за чего реднеков рисуют маньяками, мечтающими о фашизме.

    Сами реднеки на это плюют: владелец бара в Мафрисборо, отставной штаб-сержант суммировал это так: «Да-да, все думают, что реднеки спят и видят, как бы протолкнуть в Белый дом фашиста. Ну-ну. Никогда в истории не было диктатора, который бы согласился терпеть вооруженных и независимых подданных. Ну, допустим, во власть проберется такой идиот – сколько стволов ему тут же скажут: чувак, ты неправ?» Отсюда классические наклейки на бампер и нашивки на куртках: «Бойся правительства, которое боится оружия», «Запад был завоеван незарегистрированным оружием», «Пусть лучше меня судят двенадцать, чем шесть – несут», «Остановите лесные пожары – регистрируйте спички» и т.д.

    Оружие священно. Славный парень, согласно поговорке, «ходит мягко, но в руках держит дубинку». У этой дубинки, как правило, крупный калибр и надпиленный спусковой крючок. Соцопросы 2000-х выяснили, что в более чем в половине домов Америки есть хотя бы один ствол. Какой ужас, возопили либералы. Действительно беда, согласились южане – всего один ствол на дом, караул просто! На Юге среди белого среднего класса очень трудно найти дом, где есть толькоодин ствол – как правило, их там от двух и больше.

    Славный парень (инженер в строительной компании неподалеку от Атланты) едет на работу и держит под сиденьем заряженный пистолет, на всякий случай: «В наши дни люди испортились окончательно – так и норовят пакость устроить» (Притом, что на этого человека никто никогда не нападал – но с другой стороны, вряд ли и нападет). В Техасе в середине 1990-х законодателям представили статистику – куда больше народу погибло от огнестрельных ран, чем от ДТП. Здравые конгрессмены тут же приняли меры – повысили скоростной предел.

    Либералы ярятся, но поделать ничего не могут – армия строится именно на реднеках, а армия Америке нужна всегда. Со времен Американской революции гордый, независимый и яростный реднек был тем, кто вставал в строй первым и покидал его последним. Все соцопросы показывают, что южан (по рождению, по воспитанию, экспатов-янки и т.д.) в армии – большинство. Добровольцами во Вьетнам шли именно они – чем сегодня гордятся: «Через десять секунд после того, как я окончил школу, я принял решение пойти на войну. Это было на редкость прикольно – правда ногу пришлось там и оставить. У меня была нашивка «Убей комми во имя Христа» – это было моим кредо. Через несколько лет всем стало плевать, кто такие коммунисты и зачем их надо было убивать».

    Другой реднек, позже ставший конгрессменом, не отказал себе в удовольствии щелкнуть по носу журналиста: «Стране нужны такие вот сукины дети с милитаристским сознанием типа меня – для того, что бы засранцы-умники типа вас могли свободно открывать рот, когда им вздумается».

    Война не священна, но жить надо так, как будто она наступит на следующий день – а соответственно готовиться. Белые воротнички идут учиться в Ole Missили Washington&Lee– и убеждают себя в том, что они элита юга. Дети из семей попроще знают, что на самом деле имеет значение в этой жизни и выбирают два самых уважаемых ВУЗа на Юге – Виргинский военный институт и Цитадель в Южной Каролине. Любой славный парень – воин (пусть порой только в душе).

    Снимая «Спасение рядового Райана» Стивен Спилберг сознательно сделал ротного снайпера рядового Дэниэла Джексона реднеком-южанином – мощнейший культурологический отсыл: меткий стрелок с именами великих южан Дэниэла Буна и Томаса Джексона.

    Север выбирает героев по образу и подобию – уважаемый капиталист, начинавший чистильщиком ботинок и ставший миллионером; парень из низов, пробившийся наверх, но оставшийся на посту губернатора таким же честным, как и был ранее; и прочие вариации на тему фильма «Эта удивительная жизнь». Реднек, слыша это, кривится: герой – это герой, а не бизнесмен. Роберт Эдвард Ли – герой. Томас Джексон – герой. Элвин Йорк и Оди Мэрфи – герои. А Рокфеллер или Гейтс – не герои и ими не станут, у них ни чести, ни смелости.

    Славный парень, как правило, не напрашивается на драку (хотя порой это зависит от количества выпитого «Джек Дэниэлса»), но первым идет в бой. После 7 декабря 1941 года техасцы жаловались, что правительство специально ввело призыв, чтобы удержать их дома. (Точно так же ворчали парни из Южной Каролины в 1861 году – на призывные участки пришло столько, что треть пришлось отправить обратно).

    ***


    Степень лояльности славного парня в некоторых отношениях напоминает Ближний Восток (реднеками напрочь нелюбимый). У тамошних арабов есть поговорка: «Я против моего брата. Я с моим братом – против моих кузенов. Я, мой брат и мои кузены – против другой семьи. Мы вместе – против всего мира». Так и тут – Алабама против Южной Каролины, Алабама и Южная Каролина против янки, южане и янки в одном строю против тех, кто не любит Америку.

    Ключевая ошибка – недооценка этого класса. Яйцеголовые с Севера славных парней считают недоумками, либералы с Западного побережья – клановцами-расистами. Но и те и другие реднеков побаиваются – потому что подспудно чуют силу, мощную, темную и пока что несокрушимую. Уважать эту силу ни те, ни другие не могут: признать, что это последний оплот старой доброй Америкидля них равносильно самоубийству.
    Остается либо вышучивать, либо привычно пинать за милитаризм и нетолерантность.

older | 1 | .... | 9 | 10 | (Page 11) | 12 | 13 | .... | 27 | newer